СОДЕРЖАНИЕ

Инопланетяне в Библии,

обзор древних текстов (2000-2005 годы)

Крамольный Циолковский

Камуфляция антропоморфности

Роботы

Подводная лодка

Библиография

 

КРАМОЛЬНЫЙ ЦИОЛКОВСКИЙ

У меня до сих пор хранится книга из домашней библиотеке моих родителей ― "Межпланетные путешествия" известного популяризатора науки Я. И. Перельмана (1934 года издания, на два года старше меня). В книге два предисловия: Перельмана, а также Циолковского, описанию изобретений которого и посвящены основные главы.

Хотя книга техническая, но написана популярно, – и я с удовольствием читал ее еще в детстве. Но лишь сейчас, полвека спустя, я узнал, что Циолковский был не только технарем, но и философом, – а узнал я это, прочтя сборник его философских статей (см. библиографию), часть которых издавалась лишь при жизни автора (он умер в 1935 году), а другая часть вообще писалась "в стол", как принято было в Советском Союзе для крамольной литературы. И оказалось, что этот выдающийся русский ученый упредил модную сейчас тему внеземных цивилизаций, – а это значит, что те, кто увлекаются идеями Дэникена, Ситчина и др. (см. библиографию), должны признать именно Циолковского их предтечей.

"На всех планетах с атмосферами в свое время проявились зачатки жизни. Но на некоторых из них, в силу условий, она пышнее и быстрее расцвела, дала существам техническое и умственное могущество и стала источником высшей жизни для других планет вселенной. Они стали центрами распространения совершенной жизни". ("Монизм вселенной"). "Множество планет старше Земли. Они успели уже выработать эти высшие существа, о которых мы только мечтаем. Таким образом, вселенная полна ими. Они в космосе не представляют диковинки, а напротив – явление заурядное. Малый возраст Земли и подобных планет с незрелым населением – исключение. Мир битком набит такими богами". ("Есть ли Бог?"). "Планеты младенческого возраста, страдальческого периода, как Земля, в сущности встречаются еще реже, чем мы показали. Дело в том, что почти все планеты заселяются не самозарождением, которое представляет мучительный и долгий путь оживления материи (пример – Земля), а колонизацией, или переселением совершенных существ из нескольких опередивших планет на другие, отставшие планеты... <...> Если разумность на Земле еще слабо проявляется, то это объясняется младенческим возрастом человечества". ("Споры о монизме").[1]

Кроме целей "распространения совершенной жизни", Циолковский указывает и на еще одну причину межпланетной колонизации: "Если люди уже теперь предвидят некоторые бедствия, и принимают меры против них, и иногда успешно борются с ними, то какую же силу сопротивления могут выказать высшие существа вселенной. Они предвидят взрывы планет за много сотен лет до этого явления и удаляются с них в безопасные места космоса. Они предвидят и взрывы солнц, также их погасание – и уходят своевременно от ослабленных". ("Воля вселенной").[2]

В перспективе же для нас, землян, Циолковскому видятся такие цели: "Люди Земли когда-нибудь объединятся и всеми ими будет управлять один избранный совет под руководством президента, избранного советом. Это случится сравнительно скоро. Через более значительный промежуток времени заселится обильно и вся наша Солнечная система. Ею также будет управлять избранный совет со своим председателем. Иначе быть не может, так как этого требует разум". ("Воля вселенной"). "На каждой совершенной планете – один выборный президент, выражающий волю народа. Каждая солнечная система – а их миллиарды миллионов – тоже имеет своего верховного представителя. Группы солнц объединяются своим президентом. Каждый млечный путь (миллиарды солнечных систем) – тоже. Может быть, имеет объединение и Эфирный Остров (собрание млечных путей)". ("Неизвестные разумные силы").[3]

Надо сказать, что Циолковский – отнюдь не единственный из серьезных ученых, писавших о цивилизациях на иных планетах.

Иоганн Кеплер, немецкий астроном (XVI-XVII вв.): "Они (жители Луны) роют огромные площади, окружая их вырытой землей, может быть, для получения из глубины влаги; и вот там, внизу, за вырытыми холмами, укрываются в тени; и внутри, сообразно движению Солнца, ходят кругом, следуя за тенью; и эта впадина представляет у них нечто вроде подземного города, где дома – частные пещеры, вырытые в этом круговом вращении, а в середине – поля и пастбища, чтобы они, избегая Солнца, не уходили далеко от пищи..." (М. Смирнова, "На Луне живут лунатики").[4]

Христиан Гюйгенс, нидерландский астроном (XVII в.):  "Человек, согласный с Коперником в том, что Земля наша есть планета, обращающаяся, как и все они, по окружности вокруг Солнца и освещаемая им, не может хотя бы иногда не вообразить... что и остальные планеты, подобно нашей Земле, тоже имеют свое убранство, и даже более того – своих обитателей. <...> Но... если Земля, как мы и предположили, одна из планет, равная остальным достоинствами и благородством, кто решится сказать, что нигде больше нельзя отыскать тех, кто наслаждается зрелищем спектакля Природы?" («Новые предположения о планетах мира, их обитателях и производстве»).[5]

И любопытный комментарий: "...Эта работа вызывала восхищение у многих, в том числе у Петра Великого, по приказу которого в России ее опубликовали первой из произведений западной науки".[6]

Как видим, Петр Великий мыслил более современно, чем советские партократы.

Карл Саган, американский астроном (ХХ в.): "Мне кажется гораздо более вероятным, что Космос до краев наполнен жизнью. Просто мы, люди, еще не знаем этого. Мы только начинаем свои исследования. <...> На некоторых из них (планетах) могла развиться разумная жизнь, преобразующая поверхности планет в ходе интенсивной инженерной деятельности. Это наши космические братья и сестры. Насколько сильно они отличаются от нас? Каковы их анатомия, биохимия, нейробиология, история, политика, наука, технология, искусство, музыка, религия, философия? Может статься, наступит день, когда мы все это узнаем. <...> В одном только Млечном Пути может быть миллион миров, где ныне обитают существа, очень сильно отличающиеся от нас и намного более развитые. <...> Мы надеемся, что очень скоро, по меркам космического времени, мы мирно объединим нашу планету в организацию, высоко ценящую жизнь каждого живого существа, и будем готовы сделать следующий великий шаг – стать частью галактического сообщества взаимодействующих цивилизаций".[7]

Альфред Уорден, американский космонавт[8]: "На мой взгляд, Вселенная должна быть циклической; в одной галактике какая-то планета становится безжизненной, а в совсем другой части этой же или совсем другой галактики существует планета с подходящими для развития жизни условиями, и я вижу разумных существ, похожих на нас, которые перескакивают с планеты на планету, подобно тому, как племена в южной части Тихого океана перебирались с острова на остров, чтобы выжить. <...> Я думаю, что мы можем представлять собой комбинацию существ, которые населяли Землю в далеком прошлом, и пришельцев из другой части Вселенной; эти два вида смешались и дали потомство..." [9]

Персия: Об этом же писали и священные книги зороастрийской религии: "Двенадцать главных созвездий, по подобию боевого войска, которому назначено в сражение... для подмоги получили в подчинение все прочие созвездия из остальных 6480-ти звезд; и над теми созвездиями были поставлены четыре командующих, назначенные военачальниками на четыре стороны горизонта. Это были Тиштрия (среднеперс. Тиштар – Сириус) – командующий на востоке, Сатаваеса (среднеперс. Садвес) – командующий на юге, Ванант (среднеперс. Вананд) – командующий на западе, Хафтаринга (среднеперс. Хафторенг – «Ковш» Большой Медведицы) – командующий на севере, а Мех-и Гах (Полярная звезда), называемая также Мех-и мийан Асман (Гвоздь в середине неба) возглавил всех воевод".[10]

 

 

КАМУФЛЯЦИЯ АНТРОПОМОРФНОСТИ

Чем дальше в глубь истории уходила эпоха непосредственного контакта древних израильтян с инопланетянами, – тем больше иудаистские теологи старались закамуфлировать антропоморфность Бога в Торе различными текстологическими ухищрениями.

В 16-томной "Eврeйской энциклoпeдии" Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона имеется даже многостраничная словарная статья "Антропоморфизм и антропопатизм" – о различных ухищрениях теологов: "...В книге "Бытие" 6, 6-7 слова «И раскаялся Господь» в Септуагинте получают смягчение: «Он принял это к сердцу»; Исход 24, 9-10 имеется в LXX (лат. «семьдесят», т. е.  «септуагинта»): «И видели место стояния Бога Израилева» вместо «И видели Бога Израилева»; Исход 15, 3: вместо «Господь – муж брани» – «Господь уничтожает войны»; Иошуа 4, 24: вместо «рука» – «сила»; в Исходе 6, 1 слова «края риз Его» заменены выражением «Его слава»... <...> Чем больше возрастала вера в букву, тем ревностнее старались духовные вожди Израиля привести Писание в гармонию со своими более чистыми религиозными и этическими воззрениями. По мнению А. Гейгера, старому наивному еврейству не казалось странным обещание Бога: «Я буду пребывать вместе с вами» в обетованной земле (Числа 14, 30)... Следующие поколения не могли помириться с таким выражением и путем незначительной перемены в произношении видоизменили данную фразу, которая приняла следующий вид: «Я вас поселю в ней»... или «Я вас оставлю жить»... Любимое выражение древних библейских писателей «увидеть Бога», путем незначительного изменения в гласных знаках... (Исход 34, 23; Второзаконие 16, 16) преобразилось и обратилось в «явиться перед Богом» <...> ...Первоначальную фразу «Господь стоял еще пред Авраамом» они исправили в «Авраам стоял еще пред Богом» (Бытие 18, 22); или: «Кто коснется вас, коснется зеницы ока Моего» они изменили на «зеницы ока своего» (Захар. 2, 12)".[11]

Была даже предложена как бы жесткая схема такого камуфляжа: "Саадия (Саадия бен Иосиф, Х век н. э.) устанавливает следующие правила для объяснения десяти встречающихся в Библии антропоморфизмов. «Голова» Бога означает величие, «глаза» – провидение, «лицо» – милость или немилость, «уши» – заботливость, «уста» и «губы» – повеление и поучение, «рука» – могущество, «сердце» – познание, «внутренности» – сострадание и, наконец, «нога» – покорение, завоевание".[12]

Что касается современных переводчиков, то надо отдать им должное: они все-таки – более или менее успешно – стараются возвратить Торе ее изначальную лексику. Но это, увы, – лишь на уровне текстологическом. А на уровне теологическом – продолжает упрямо господствовать мистическая догма Бога-Абсолюта.

Надо сказать, что нравы тогдашних инопланетян, по-видимому, ничем особенным не отличались от нравов землян – вот, например, цитата из апокрифа (VIII век до н. э.): "И взошли мы на твердь (небесную). И увидел я там брань великую – Сатану и воинство его, противящихся благочестию и один другому завидующих: как на земле происходит, так и на тверди. Ибо прообразы тверди – здесь, на земле" ("Видение Исайи).[13]

СПРАВКА: Апокриф (от греч. αποχρυφος – тайный) – "произведение с библейским сюжетом, содержание которого не вполне совпадало с официальным вероучением; поэтому апокрифы не признавались церковью «священными» и были запрещены".[14]

Месопотамия: "В эпоху больших объединительных шумеро-семитских монархий мы видим большой прогресс религии. Старые наивные представления о капризных, ограниченных, даже не бессмертных богах, отличающихся от людей лишь силой, какими они еще отчасти выступают в мифах, заменяются благоговейным почитанием всемогущих, всеведущих, премудрых, правосудных и идеальных вечных существ, хранителей мира и нравственного мирового порядка".[15]

"Этот миф (о нисхождении Энлиля в подземное царство) ярко иллюстрирует антропоморфный характер шумерских богов. Даже самые мудрые и могущественные среди них своим обликом, помыслами и деяниями походили на человека. Подобно людям, боги строили планы, действовали, пили, ели, женились, обзаводились семьями, вели большое хозяйство и были подвержены человеческим слабостям и недугам. В общем и целом они предпочитали истину лжи, а справедливость – насилию. <...> Хотя боги считались бессмертными, они тем не менее должны были получать пищу, могли болеть и даже находиться при смерти; они сражались, наносили раны, убивали и сами могли быть не только ранены, но и убиты (см. подглавку "Долголетие патриархов")".[16]

"То, что сегодня мы называем «мифами», «легендами» и «религиозными верованиями», в ту эпоху представляло собой науку – знания, которые, по утверждению шумеров, были подарены человечеству аннунаками (инопланетянами)".[17]

Египет: "Легенда ("Легенда об истреблении человечества") возвращает нас во времена, когда боги Египта путешествовали по стране, находились среди людей и были прекрасно осведомлены об их желаниях и нуждах".[18]

Люди были рабами богов; а когда боги перестали появляться на Земле, воспоминание о них трансформировалось, в частности, в ритуал ухода за их скульптурными "заместителями": "На ежедневных богослужениях в храмах народ не присутствовал (это не было показухой, как сейчас). Служба происходила внутри храма, и ее участниками были лишь жрецы. Изображение божества, служившее предметом культа, то самое, в которое, по убеждению египтян, вселился невидимый бог, хранилось в наосе, небольшом каменном сооружении с деревянными дверцами, которые опечатывались. Жрец приближался к наосу, снимал печать и обнаруживал при мерцающем свете свечей (тогда как снаружи сиял яркий солнечный свет) само божество. Приближение к наосу и его открытие уже составляли часть культа и совершались по правилам, строго определенным ритуалом. Затем следовал утренний туалет божества (как когда-то – живого бога) – ему меняли одеяние (одеяние было из лучших, тонких тканей), его умащали, простирались перед ним, символически кормили принесенными жертвенными дарами, давали ему пить и, наконец, подносили статуэтку богини Маат, олицетворявшей установленный богами на земле и во вселенной правопорядок. Подношение Маат символизировало, что жрецы, совершавшие богослужение от имени и по поручению самого фараона, поддерживают существующие в мире божественные установления. Затем наос снова опечатывался. Пищу бога уносили, и она потреблялась жрецами. <...> Кроме утренней службы, существовали еще полуденная и вечерняя".[19]

СПРАВКА: "Маат, в египетской мифологии богиня – олицетворение миропорядка и истины. <...> В загробном суде Осириса при взвешивании сердца покойного на чашу весов клали статуэтку Маат".[20]

И еще: "Ниже по течению Нила, на его западном берегу, находился очень древний город Нехен, современный Ком-эль-Ахмар. Здесь также почиталась одна из ипостасей Хора – в виде мумии".[21] Т. е. там, по-видимому, сохранялся  труп бога!

Греция:

"‑ Если же кто из бессмертных под видом его посетил нас,/ то на уме их, конечно, есть замысел, нам неизвестный;/ ибо всегда нам открыто являются боги, когда мы,/ их призывая, богатые им гекатомбы приносим;/ с нами они пировать без чинов за трапезу садятся;/ даже когда кто из них и один на пути с феакийским/ странником встретится, – он не скрывается; боги считают/ всех нас родными, как диких циклопов, как племя гигантов." [22]

СПРАВКА: "Гекатомба (от греч. hekaton — сто и bus — бык), в Др. Греции жертвоприношение, первоначально состоявшее из 100 быков; впоследствии гекатомбой называлось всякое значительное общественное жертвоприношение".[23]

Что же касается самого Зевса, то невооруженный он был, оказывается, таким же беззащитным, как человек: "Несколько его (речного бога Асопа) дочерей в разное время похитили Зевс, Посейдон и Аполлон, но когда исчезла его младшая дочь Эгина, сестра-близнец Фивы, одной из жертв Зевса, Асоп отправился на ее поиски. В Коринфе он узнал, что и на этот раз похитителем оказался Зевс и, пылая жаждой мести, нашел его в лесу обнимающим Эгину. Зевс, будучи невооруженным, постыдно скрылся в зарослях, где, никем не замеченный, превратился в камень (замаскировался) и пролежал так, пока Асоп не прошел мимо. И лишь пробравшись на Олимп и почувствовав себя в безопасности, Зевс стал метать в Асопа перуны (стрелять из своего оружия). (Диодор Сицилийский, IV.72; Пиндар, Истмийские оды, VIII.17 и cл.; Каллимах, Гимн к Делосу, 78; Аполлодор, Цит. соч.; Лактанций, Схолии к "Фиваиде" Стация, VII.215)".[24] "Эти божества, которые несли на своих плечах заботы всего мира, были бессмертны, по представлениям греков, хотя и не бесконечны в своем существовании. На Крите существовала даже история о смерти Зевса и можно было видеть его могилу. (Murray, "Mythology")".[25]

А Афродита даже ранена была человеком: "И едва лишь догнал, сквозь густые толпы пролетая,/ прямо уставив копье, Диомед, воеватель бесстрашный,/ острую медь устремил и у кисти ранил ей руку/ нежную: быстро копье сквозь покров благовонный, богине/ тканный самими Харитами, кожу пронзило/ на длани возле перстов; заструилась бессмертная кровь Афродиты... <...> Ей, восстенав, отвечала владычица смехов Киприда:/

 – Ранил меня Диомед, предводитель аргосцев надменный,/ ранил за то, что Энея хотела я вынесть из боя,/ милого сына, который всего мне любезнее в мире./ Ныне уже не троян и ахеян свирепствует битва;/ ныне с богами сражаются гордые мужи данаи!" [26]

Позже суть антропоморфности богов приоткрывал древнегреческий историк Плутарх  (I-II века н. э.) – причем с весьма многозначительной оговоркой: "Но я очень боюсь, что уступить подобному объяснению легенды значит затронуть те вещи, что трогать не следует; это будет означать не только, как говорит Синонид, «объявление войны всей древности», но также и выступление против всех народностей и наций, которые одержимы верой в божественность этих существ. И это будет означать не что иное, как лишение великих имен их неба и опущение их вниз, на землю. Это будет означать ослабление и подрыв веры, что прочно установилась почти у всего человечества, начиная с младенческого возраста. Это значит широко открыть дверь для безбожия и поощрить усилия тех, кто хочет очеловечить божественную сущность".[27]

А об ангелах он же писал: "Говорится, что мудрейшие из греческих философов, т. е. Платон, Пифагор, Ксенограт и Хрисипп, в соответствии с тем, что они узнали от древних теологов, полагают, что эти существа были сильнее и могущественнее людей, и по существу своему стояли выше их, но в то же самое время ниже чистой и несмешаной сущности богов, так как совмещали ощущения тела с восприятиями души и потому были подвержены как боли, так и удовольствию, а также тем влечениям и склонностям, что проистекают из их различных сочетаний. <...> Гесиод говорит о «священных Демонах» (Труды и дни, 126) и «защитниках человечества», «дарителях богатства» и тех, кого Платон считал «промежуточным между богами и людьми порядком существ, толкователями воли богов людям, удовлетворяющими их нужды, передающими молитвы и просьбы смертных на небеса и приносящими взамен оттуда вниз оракулы и все иные благословения жизни»".[28]

Америка: "Они (боги) имели внешность юношей, когда те, кто явился возжечь пред их лицами курения, увидели их". ("Пополь-Вух", ч. 3, гл. 10).[29]

 

РОБОТЫ

"Эксперты ООН утверждают, что повышение спроса на механических домашних помощников совпало с ростом популярности индустриальных роботов. <...> К 2007 году на Земле будет уже 4,1 миллиона домашних роботов. Большая часть механических помощников так и будет продолжать пылесосить, однако на рынке также появятся роботы – мойщики окон, чистильщики бассейнов и роботы для развлечений. К 2010 году ситуация изменится кардинально. По словам специалистов, к концу десятилетия роботы будут «ухаживать за пожилыми и инвалидами», а также могут заменить хирургов, пожарных, саперов и сантехников". ("К 2007 году").[30]

Как известно, новое – это хорошо забытое старое...

АНТРОПОМОРФНЫЕ. Греция: 1. Скорей всего, являлась роботом, представьте себе, богиня Афина-Паллада, которая рождена была "не от богини, как все боги, а от самого Зевса-Кронида. Из черепа, из вместилища разума (в качестве идеи робота), вышла она в боевых доспехах и с копьем в руке. Кто отважнее ее на Олимпе? Никто. Даже бог войны, свирепый Арей (не робот, а инопланетянин) уступает ей в мощи, ― ну и глуп Арей! Кто мудрее ее  на Олимпе? Никто. Не Метида ли, Мысль, зародила ее? Беременной проглотил Метиду лукавый Зевс: в муху обернулась Метида, чтобы поверил Зевс, что великим и малым может стать мысль. И стал материнский плод (идея робота) созревать в разуме отца. Наступили роды ― тяжелые роды (конструирование робота). Даже мировластителю нелегко рожать дитя Мысли. Долго мучился Зевс-роженица. Не выходит плод. Не пробиться самой к свету дочери Мысли. Крепок сосуд разума ― череп властителя Зевса. И по зову Зевса приступил к Зевсу Прометей-Промыслитель (изобретатель-конструктор). Поднял алмазный молот титан, проломил в черепе бога выход для плода ― и вышла на свет Афина-Паллада, дитя Мысли".[31] Не ее ли же имел в виду Гесиод (VIII-VII века до н. э.): "Сам он (Зевс) родил из главы (изобрел) синеокую Тритогенею, – неодолимую, страшную, в битвы ведущую рати, чести достойную, – милы ей войны и грохот сражений".[32]

И естественно, ― что для "родов из головы" не требовалась женщина-мать.

А вот косвенные свидетельства искусственного происхождения Афины: "Дочь Зевса, родившаяся в полном вооружении (в шлеме и панцире) из его головы" [33]; "Стала на колесницу Диомеда Афина Паллада вместо Сфенела. Застонала дубовая ось колесницы от тяжести богини".[34] И это при том, что на многочисленных изображениях Афины она никогда не выглядит толстой!

И еще: "Как и Артемида, Афина была богиней-девственницей. Наиболее известным храмом богини является афинский Парфенон (от греческого слова «парфенос» – «девственница»)".[35] Естественно, что робот не мог забеременеть!

А кто создал вошедшего в историю троянского коня? "Знаменитый художник Эпей со своим учеником, с помощью богини Афины Паллады (интеллектуального робота), соорудил громадного деревянного коня" [36], скрывшего в своей утробе полтора десятка греческих воинов.

2. Изготовлял роботов-людей и бог Гефест: "Смастерил великана Тала из меди. Кружится Тал по острову Крит вместе с солнцем. Медным гвоздем кровь (горючее) у него в щикотолотке заперта, чтобы не вытекла. Не вынешь гвоздь-запор, не вытечет кровь. Что ему молнии (не уязвим для Зевса)! Слуг из золота и меди выковал хитрый Хромец (Гефест). Ходят золотые слуги по чертогу, яства подносят. Что яства! Коней запрягают. Что кони! Доспехи боевые подают, да и сами берут щиты, и мечи, и копья в золотые и медные руки и шествуют грозным воинством. Ого! Мастер кузнец Гефест. Что за забаву выдумал!.. Не страшны золотым и медным воинам огненные молнии (не уязвимы для Зевса). Сами сквозь огонь прошли, сами молотами кованы".[37]

А в этих переводах "Тал из меди"  фигурирует под именем Талос: "Талоc должен был трижды в день обегать Крит и швырять камни (снаряды) во все корабли чужестранцев, а трижды в год ему следовало не спеша обходить все критские деревни, знакомя их с законами Миноса, начертанными на бронзовых табличках. Когда жители Сардинии попытались вторгнуться на Крит, Талоc раскалил себя докрасна и, злобно смеясь, уничтожил их всех в своих огненных объятиях (огнеметом). Отсюда и пошло выражение «сардонический смех»". (Аполлоний Родосский, Аргонавтика, IV, 1639 и cл.; Аполлодор, I.9.26; Платон, Минос, 320 с.).[38] "Медея своими чарами усыпила Талоса (ввела помехи в электронику). Упал Талос на землю, и выпал у него медный гвоздь, замыкавший единственную жилу, по которой текла кровь Талоса (горючее). Хлынула на землю кровь Талоса, подобная расплавленному свинцу, и умер исполин".[39]

3. И еще о роботах Гефеста: "...Ризой оделся и, толстым жезлом подпираяся, в двери/ вышел хромая; прислужницы (роботы), под руки взявши владыку,/ шли,  золотые, живым подобные (прислужницы-роботы лишь подобны живым) девам прекрасным,/ кои исполнены разумом, силу имеют и голос/ и которых бессмертные (боги-инопланетяне) знанию дел изучили (запрограммировали)".[40]

4. В какой-то мере антропоморфным был и такой робот: "...Левкиппа построила алтарь Артемиде Ортосийской и сделала из чистого золота механического вепря с человеческой головой. Когда его преследовали, он прятался в храме и произносил слова:

– Пощади меня!"  (Плутарх, О реках, 21)".[41]

Индия: "Но того разгневанного героя преисполненный ярости Врикодара, спрыгнув со своей колесницы на колесницу своего врага, ударил только лишь своим кулаком. И все кости того царевича, убитого могучим Пандавой одним только ударом кулака, мгновенно упали на землю, отделившись одна от другой". ("Сказание об убиении Гхатоткачи").[42] Странный – не правда ли? – образ: кости "отделились одна от другой"! Такое впечатление, что речь идет не о человеке, – а о роботе, рассыпавшемся от могучего удара арийского богатыря.

Россия: 1. Роботом был Кощей Бессмертный из одноименной русской сказки: "Вдруг Кош Бессмертный входит в дом и говорит:

– Фу, фу! Русской коски слыхом не слыхать, видом не видать, а русская коска сама на двор пришла! Кто у тебя был? Не сын ли?

– Что ты, бог с тобой! Сам летал по Руси, нахватался русского духу, тебе и мерещится, – ответила мать Ивана-царевича, а сама поближе с ласковыми словами к Кошу Бессмертному, выспрашивает то-другое и говорит:

– Где же у тебя смерть, Кош Бессмертный?

– У меня смерть,– говорит он,– в таком-то месте; там стоит дуб, под дубом ящик, в ящике заяц, в зайце утка, в утке яйцо (дистанционное подзаряжающее устройство), в яйце моя смерть. <...>

В то время прилетел Кош Бессмертный и говорит:

– Фу, фу! Русской коски слыхом не слыхать, видом не видать, а здесь Русью несет!

– Что ты, Кош? У меня никого нет,– отвечала мать Ивана-царевича.
Кош опять и говорит:

– Я что-то немогу!

А Иван-царевич пожимал яичко: Коша Бессмертного от того коробило.

Наконец Иван-царевич вышел, кажет яйцо и говорит:

– Вот, Кош Бессмертный, твоя смерть!

Тот на коленки против него и говорит:

– Не бей меня, Иван-царевич, станем жить дружно; нам весь мир будет покорен.

Иван-царевич не обольстился его словами, раздавил яичко – и Кош Бессмертный (лишившись подзарядки) умер (отключился)". ("Кощей Бессмертный ").[43]

2. Была роботом и кукла из сказки "Василиса Прекрасная": "Умирая, купчиха призвала к себе дочку; вынула из-под одеяла куклу, отдала ей и сказала:

– Слушай, Василисушка! Помни и исполни последние мои слова. Я умираю и вместе с родительским благословением оставляю тебе вот эту куклу; береги ее всегда при себе и никому не показывай; а когда приключится тебе какое горе, дай ей поесть и спроси у нее совета. Покушает она и скажет тебе, чем помочь несчастью".

Так рассказывается об этой кукле в начале сказке – и уже тут обращают на себя внимание некоторые странности:

1. Казалось бы, кукла – детская игрушка. Но купчиха подарила ее дочке лишь умирая.

2. Куклу никому нельзя показывать. Почему? Такая она ценная и уникальная?

3. Перед употреблением куклу надо накормить. Чем? Человеческой пищей или чем-то другим?

4. Кукла обладает разумом и речью: "скажет тебе, чем помочь несчастью".

Итак, не был ли это компьютер в виде куклы?

Но цитируем дальше: "Зато Василиса сама, бывало, не съест, а уж куколке оставит самый лакомый кусочек, и вечером, как все улягутся, она запрется в чуланчике, где жила (уединится), и потчевает ее (набирает текст), приговаривая:

– На, куколка, покушай, моего горя послушай! Живу я в доме у батюшки, не вижу себе никакой радости; злая мачеха гонит меня с белого света. Научи ты меня, как мне быть и жить и что делать?

Куколка покушает (компьютер примет запрос), да потом и дает ей советы и утешает в горе (через динамики), а на утро всякую работу справляет за Василису (дистанционно управляя хозяйственными приборами); та только отдыхает в холодочке да рвет цветочки, а у нее уж и гряды выполоты, и капуста полита, и вода наношена, и печь вытоплена. Куколка еще укажет Василисе и травку от загара (через динамики). <…>

Перебравшись на новоселье, купчиха то и дело посылала за чем-нибудь в лес ненавистную ей Василису, но эта завсегда возвращалась домой благополучно: куколка указывала ей дорогу и не подпускала к избушке бабы-яги (выполняя функции  "автопилота"). <…>

Старушку Василиса взяла к себе, а куколку по конец жизни своей всегда носила в кармане (в качестве карманного компьютера)". ("Василиса Прекрасная").[44]

Кроме двух больших, настольных компьютеров, у меня имеется еще и карманный "Psion", размеры которого такие: длина – 15 сантиметров, ширина – 8, высота (в закрытом виде) – полтора сантиметра; он умещается в кармане не только пиджака, но и рубашки. Полагаю, что у инопланетян была и куда более изощренная электроника.

Арабский халифат: "И когда челнок доплыл до меня, я увидел человека из меди (медного робота), на груди которого была свинцовая доска с вырезанными на ней именами и заклинаниями, и я вошел в челнок молча, не говоря ничего. И человек греб первый день, и другой, и третий, до конца десяти дней (робот не устает), и я посмотрел и увидел Острова Безопасности..". ("Рассказ третьего календера").[45]

"...В помещении были статуи, в которые входил воздух, и внутри их двигались инструменты, так что смотрящему казалось, что они говорят". ("Повесть о царе Омаре ибн ан-Нумане").[46]

"И вдруг он выступил ко мне, подобный большой горе, и огни его полыхали, и дым его подымался вверх (робот с паровым двигателем). И он подошел, и бросил в меня огненную стрелу, и стрела его одолела мой огонь, и закричал он на меня великим криком, и представилось мне, что небо на меня упало, и задрожали от его голоса горы". ("Повесть о медном городе").[47]

"И потом они ехали, пока не достигли города Курджей. А тот, кто его построил, был жестокий амалекитянин (язычник), и он поставил у каждых ворот города по человеку из меди, сделанному с мудростью, и когда входил в город какой-нибудь чужеземец, этот человек трубил в трубу, и всякий, кто был в городе, слышал это, и вошедшего схватывали и убивали, если он не вступал в их вер (языческую). И когда Гариб вступил в город, человек закричал великим криком и так заревел, что испугал сердце царя, и тот встал, и пошел к своему идолу, и увидел, что из его рта, носа и глаз выходит огонь и дым. А в брюхо идола вошел шайтан, который говорил его языком и сказал:

– О царь, к тебе попал один человек по имени Гариб, и он – царь Ирака. Он приказывает людям оставить их веру и поклоняться господу (Аллаху), и когда его к тебе приведут, не щади его". ("Рассказ об Аджибе и Гарибе").[48]

А вот арабская сказка, восходящая к тому же, более древнему источнику, что и русская сказка о Кащее-бессмертном (где между роботом и его жестким диском – беспроводная связь): "И тут царь джиннов (антропоморфный робот) сказал мне:

– Когда я родился (был изготовлен) звездочеты сказали, что гибель моей души (жесткого диска) будет от руки одного из сыновей царей человеческих, и я взял мою душу (жесткий диск), и положил ее в зоб воробья (птицы-робота), а воробья я запер в коробочку и положил эту коробочку в шкатулку, а шкатулку я положил в семь ларцов (один в другом, как матрешка), которые я положил в глубь семи ящиков (тоже – как матрешка), а ящики я положил в мраморный сундук и утопил его в этой стороне моря-океана, так как эта сторона далека от стран человеческих и никто из людей не может до нее добраться. <...>

И оба (Девлет-Хатун и Сейф-аль-Мулук) поднялись, и пошли, и пришли к морю, и Девлет-Хатун осталась стоять на берегу моря, а Сейф-аль-Мулук вошел в воду по пояс и сказал:

– Властью имен и талисманов (ключевых слов), которые на этом перстне (перстне Соломона – ПДУ), и властью Сулеймана (Соломона) – мир с ним! – пусть всплывет душа (жесткий диск) такого-то джинна, сына Синего царя.

И тут море взволновалось, и сундук всплыл, и Сейф-аль-Мулук взял его, и ударил им о камень, и сломал сундук, и сломал также ящики и ларцы, и вынул воробья из коробочки. И потом они отправились во дворец и взошли на престол, и вдруг показалась устрашающая пыль и что-то большое летящее (джинн-робот мог летать), и оно говорило:

– Пощади меня, о царевич, и не убивай меня! Сделай меня твоим отпущенником, и я приведу тебя к тому, что ты хочешь!

– Джинн пришел, – сказала Девлет-Хатун. – Убей же воробья, чтобы этот проклятый не вошел во дворец и не отнял у тебя птицы. Он тебя убьет и убьет меня после тебя.

И Сейф-аль-Мулук задушил воробья (сломал жесткий диск), и тот умер, в джинн упал у ворот дворца и стал кучей черного пепла (робот перегорел)". ("Сказка о Сейф-аль-Мулуке").[49]

СТОРОЖЕВЫЕ. Греция: 1. Пес Цербер (см. подглавку "Царство мертвых") : "Трехглавый (а некоторые утверждают, что пятидесятиглавый (с пятьюдесятью видеокамерами) пес (охранное устройство) по имени Кербер (Цербер) несет сторожевую службу на противоположном берегу Стикса, одинаково готовый сожрать и живых (свободных), стремящихся проникнуть в царство мертвых, и тени мертвых (заключенных), если они попытаются сбежать из Аида (ГУЛАГа)". (Гомер, Илиада VIII, 368; Гесиод, Теогония, 311; Аполлодор, II, 512;; Еврипид,. Геракл, 24). <...> Когда Геракл потребовал Кербера, стоявший рядом с женой Гадес (царь тартара) мрачно заметил:

– Он твой, если ты сумеешь приручить его (управлять охранным устройством), не прибегая к своей дубине и стрелам.

Геракл нашел пса сидящим на цепи у ворот Ахерона (тартара) и решительно взял его за шею (рукоятку), на которой росли три головы (видеокамеры), а вместо шерсти извивались змеи (отпугивающие излучения). Колючий хвост (устройство-манипулятор) взвился вверх для удара, но защищенный львиной шкурой Геракл не ослабил своей хватки до тех пор, пока Кербер на стал задыхаться и уступил (Аполлодор, II, 5.12). <...> ...Геракл притащил Кербера, закованного в прочнейшие цепи, через подземный проход, который шел из мрачной пещеры Аконы, что рядом с понтийской Мариандиной. Кербер сопротивлялся, отводил глаза (видеокамеры) от дневного света (настроен на полумрак тартара), а его неистовый лай (отпугивающая сигнализация) доносился из всех его трех глоток. Слюна его (горючее двигателя) текла по зеленеющим полям, и от нее произошло ядовитое растение аконит, которое также называют гекатина, поскольку первой его использовала Геката". (Овидий, Метаморфозы, VII, 409 и cл.; Германий Цезарь, Комментарий к "Георгикам" Вергилия, II, 15.2; Павсаний, III, 25.4 и IX, 34.4).[50]

И еще варианты Цербера: "Две – золотая с серебряной – справа и слева стояли,/ хитрой работы искусного бога Гефеста, собаки/ стражами дому любезного Зевсу царя Алкиноя:/ были бессмертны они и с течением лет не старели".[51]

"Однажды, когда Зевс еще совсем ребенком находился на Крите и его вскармливала коза Амалфея, Гефест сделал для Реи золотого пса, который должен был сторожить ребенка. Впоследствии он стал сторожить храм Зевса в Дикте. (Антонин Либерал, Превращения, 36 и 11; Павсаний, X.30.1)". <...> Кражу Пандареем золотого пса следует воспринимать так же, как и кражу Гераклом Кербера, что говорит о том, что ахейцы не боялись грозящего смертью проклятия, символом которого был пес, и захватили культовый объект, который был посвящен земле-богине Рее (бабке Тантала) и владелец которого обретал царскую власть".[52]

2. Дракон в роще Ареса: "Там находилось руно, охраняемое бессмертным драконом (охранным устройством), свернувшимся в тысячи колец (как колючая проволока). Он был больше самого "Арго" (судно аргонавтов) и родился из крови (подобен конструкции) чудовища Тифона, убитого Зевсом. (Аполлодор, I.9.23; Аполлоний Родосский, II.1260-IV.246; Диодор Сицилийский, IV.48.1-5; Валерий Флакк, V.177-VIII.139; Гигин, Мифы, 22; Пиндар, Пифийские оды, IV.221 и cл.; Овидий, Метаморфозы, VII.1.138-139; 0рфическая аргонавтика, 755-1012)".[53] "Когда Медея (волшебница) с Ясоном (руководителем аргонавтов) вошли в рощу, поднялся страшный дракон, извергая пламя (как огнемет)".[54]

3. Пастух по имени Как: "А рядом, в глубокой пещере, жил огромный ужасный трехглавый (с трехстволкой) пастух по имени Как, сын Гефеста и Медузы, который слыл несчастьем и позором Авентинского леса и изрыгал пламя из всех своих трех ртов (стволов). Человеческие черепа и руки свисали со сводов его пещеры, а пол был выстлан костями его жертв. Пока Геракл спал. Как похитил у него двух самых лучших быков и четырех телок, которых, держа за хвосты, приволок в свое логово (Пропорций. Элегии IV.9.10; Овидий. Фасты I.545 и cл.; Ливии. I.7; Вергилий. Энеида VIII.193 и сл.). С первыми лучами солнца Геракл проснулся и сразу же заметил пропажу скота. Проведя какое-то время в бесплодных поисках, он уже собирался погнать оставшихся животных дальше, но тут одна из похищенных телок замычала от голода. Пойдя на звук, Геракл пришел к пещере, вход в которую загораживала скала, да такая большая, что ее вряд ли смогли бы сдвинуть десять запряженных вместе быков. Но Геракл отодвинул скалу, словно это был небольшой камушек, и, не убоявшись пламени, которое извергал Как (из трехстволки), схватился с ним и сделал из него настоящее месиво (Ливии, I.7; Вергилий, Энеида, VIII.193 и сл.; Овидий, Фасты, I.545 и cл.)".[55]

САМОХОДНЫЙ ТРАКТОР. Греция: "Вдруг выскочили оба быка (два трактора) из пещеры (гаража) и с неистовым ревом (моторов) бросились на героя. Клубы огня (выхлопы) вылетали у них из пастей (глушителей). <...> Еще и еще налетают на него с ревом быки, вздымая клубы пыли. Схватил Ясон могучими руками быков за рога (за рули) и привлек их к плугу. Рвутся быки, они палят Ясона огнем, но невредим он, и не могут вырваться из рук его яростные быки. Запряг их в плуг Ясон с помощью Кастора и Полидевка. Погоняя копьем (дистанционным управлением) быков, Ясон вспахал поле Ареса, засеял его зубами дракона. Окончив посев, выпряг быков Ясон, грозно крикнул (команда словом) и ударил их своим копьем. Как бешеные помчались быки и скрылись в глубокой пещере".[56]

А ведь настоящие быки не живут в пещерах, ― и это еще одно, косвенное доказательство того, что речь идет тут не о животных, а о механизмах.

И вот еще "быки":

"Царь Этес обещал Язону возвратить руно с условием, что Язон запряжет в плуг двух быков с медными ногами, дышащих пламенем..." [57]

"До сих пор неясно: отправил ли Эгей Тесея против свирепого белого быка Посейдона по наущению Медеи или же он решил убить это огнедышащее чудовище уже после того, как Медею изгнали из Афин, надеясь тем самым снискать еще большее расположение афинян. Привезенный Гераклом с Крита и отпущенный на волю в долине Аргоса, бык пошел по Истму в Марафон и стал сотнями убивать людей между городами Пробалинф и Трикоринф, причем некоторые говорят, что среди погибших был сын Миноса Андрогей. Однако Тесей смело ухватил быка за смертоносные рога и победно протащил его по улицам Афин к крутому склону Акрополя, где принес его в жертву Афине или Аполлону (разбил робот). (Аполлодор, Эпитома, I.5; Сервий, Комментарий к "Энеиде" Вергилия, VIII.294; Павсаний, I.27.9; Плутарх, Тесей, 14; Гесихий под словом Bolynthos)".[58]

ТЕЛЕНОК-ИДОЛ. Арабский халифат: "А у царя аль-Музальзиля был пестрый теленок, которого он одевал в украшения и платья, затканные червонным золотом, и он сделал его богом. И однажды аль-Музальзиль со своими людьми вошел к теленку и увидел его испуганным.

– О бог мой, что тебя испугало? – спросил он.

И шайтан, бывший в брюхе теленка, закричал и сказал:

– О Музальзиль, твой сын склонился к вере друга Аллаха – Ибрахима (Авраама), при помощи Гариба, властителя Ирака". ("Рассказ об Аджибе и Гарибе").[59]

МАНТРЫ. Индия: На мой взгляд, мантры ― это команды, подаваемые голосом:

"Пусть снарядит своих коней (реактивные двигатели), запрягаемых словом, Индра-громовержец, золотистый! <...> Запряжены молитвой два твоих буланых коня" (1, 7, 2; 1, 84, 3).[60]

"Махашвара (Шива, "бог-разрушитель"[61]) сказал:

– Возьми, о Шакра (Индра), этот сверкающий панцирь с моего тела. И надень его, мысленно произнося эти мантры (подавая команды голосом), о владыка богов!

Дрона ("военный наставник кауравов и пандавов"[62]) сказал:

– Сказав так, податель даров Шива дал Шакре тот панцирь, вместе с теми мантрами. И защищенный тем панцирем, он выступил проти полчища Вритры ("демон-асура"[63]). И хотя потоки различного оружия извергались на него в той жестокой битве, все же соединения завязок на том панцире (компьютерная защита) не могли быть разрезаны (программы не поддавались взлому). Тогда владыка богов (Индра) сам убил в сражении Вритру и затем отдал тот панцирь Ангирасу ("один из мифических авторов Ригведы"[64]) вместе с креплениями, составленными из мантр (компьютерная защита). Брихаспати ("жрец и наставник богов"[65]) затем сообщил знание их Агнивешье ("военный наставник Карны"[66]), одаренному мудростью. А Агнивешья передал его мне (Дроне). И с помощью этих мантр я, для защиты твоего тела (Дурьйодханы, "старшего из братьев кауравов"[67]), завязываю сегодня этот панцирь на твоем теле (осуществляю компьютерную настройку), о наилучший из царей!"  ("Сказание об убиении Джаядратхи", глава 69).[68]

Современные индологи осмысливают понятие мантры как "заклинательные формулы" [69]. Однако контекст данного отрывка наталкивает меня на предположение, что первоначально, в предыстории событий Махабхараты, это понятие имело прямое отношение к компьютерным программам МЕ=КА – и лишь по прошествии тысячелетий выродилось в "заклинательные формулы" брахманов.

Именно поэтому уникальный по ценности панцирь принадлежал первоначально Шиве (Главному Инопланетянину), а его компьютерное обеспечение осуществлял "жрец и наставник богов" Брихаспати (компьютерщик-инопланетянин), а затем  – "одаренный мудростью", "военный наставник Карны" Агнивешья (компьютерщик-землянин).

И еще – о том же компьютеризированном панцире Шивы, доставшемся Дурьйодхане: "Санджая сказал:

– <...> Тогда Партха невозмутимо и стремительно поразил его четырнадцатью стрелами, остро отточенными на камне и с красивым оперением. Но все они были отражены его панцирем. Видя их бесполезность, Партха снова послал в него еще девять и пять стрел, хорошо заостренных. Однако и те также были отражены его панцирем. И, видя, что те двадцать восемь выпущенных стрел оказались бесполезными, Кришна, губитель вражеских героев, сказал такие слова:"Я вижу невиданное ранее, будто передвижение гор! Посланные тобою стрелы, о Партха, оказываются бесполезными! Уж такова ли, как прежде, мощь лука гандивы, о бык из рода Бхараты! И такова ли хватка твоя и сила рук твоих, какими были прежде? И время это, предоставленное судьбой, уж не будет ли последним как для тебя, так и для врага твоего? Скажи мне о том, я спрашиваю тебя! Велико изумление мое, о Партха, при виде этих твоих стрел, падающих в сражении на колесницу Дурьйодханы без всякого результата! Увы, какое несчастье сегодня, о Партха, что твои страшные стрелы, равносильные громовым ударам и всегда пронзающие тела врагов, не оказывают никакого действия!

Арджуна сказал:

– Я думаю, о Кришна, что этот панцирь надет на сына Дхритараштры Дроной! Крепления этого панциря по краям соединений составлены из мантр. В этом панцире, о Кришна, заключена мощь трех миров. Один только Дрона знает это, а от него, наилучшего из мужей, я тоже узнал о том. Этот панцирь невозможно никаким образом пронзить стрелами. Даже сам Магхаван, о Говинда, не в состоянии пронзить его в битве громовою стрелой!" ("Сказание об убиении Джаядратхи", глава 78).[70]

Тут Партха – это герой Арджуна, а Магхаван – бог-громовержец Индра.

Надо добавить, что "компьютеризировался мантрами" не только панцирь, – но и различны виды оружия: "Услышав эти слова Кришны, Арджуна, облизывая уголки рта, быстро выпустил стрелу, отобранную им для убийства Сайндхавы, стрелу, прикосновение которой подобно удару громовой стрелы Индры, освященную мантрами для обращения ее в дивное оружие, способную вынести любое напряжение и всегда чтившуюся подношениями благовоний и гирлянд. И стрела та, выпущенная из лука гандивы, быстро летящая снесла голову Сайндхавы, подобно тому как ястреб уносит пташку с вершины дерева". ("Сказание об убиении Джаядратхи", глава 121).[71]

"Вишвамитра повернулся лицом к Востоку, шепотом стал читать заклинания (команды голосом), и вскоре перед Рамой, изумленным таким чудом, явилось божественное оружие. Длинными рядами встали перед Рамой мечи, палицы и секиры (боевые роботы) и человеческим голосом сказали ему:

– Ты – наш господин, великий Рама, а мы – твои слуги. Все, что ты прикажешь, мы исполним.

Благодарный Рама низко поклонился Вишвамитре и сказал мечам, палицам и секирам:

– Явитесь передо мной, когда я позову вас на помощь (команда голосом).

И чудесное оружие исчезло". (Книга первая, "Детство").[72]

Греция: Словесные команды были известны и в автоматике древней Греции ― вот, например, о кузнечных мехах: "Дивные эти мехи: их не нужно приводить в движение руками, они повинуются слову Гефеста".[73]

Команды роботам могли даваться даже музыкой: "Могучий, как титан, Зет носил громадные глыбы камня, напрягая все свои силы, и громоздил их друг на друга. Амфион же не носил каменных глыб: послушные звуку его златострунной кифары, сами двигались камни и складывались в высокую несокрушимую стену".[74]

Арабский халифат: "Но я знаю, о дитя мое, на горе одного монаха, который стар жизнью, и ему подчиняются все птицы, и звери, и джины (роботы) из-за многих его клятв (команд голосом): он все время произносит заклинания против царей джинов, и они слушаются его невольно (он – хакер) из-за силы этих заклинаний и чар, которые он знает, и все птицы и звери могут служить ему. <...> И этот монах и кудесник таков, что из его рук выходят изобретения всяких диковинных изделий (конструктор роботов), и он – колдун, кудесник, хитрец и скверный обманщик, и зовут его Ягмус". ("Рассказ о Хасибе и царице змей").[75]

СПРАВКА: "Хакер, а, м., одуш. [англ. hacker < to hack рубить, прорубать]. инф. Компьютерный взломщик..." [76]

 

ПОДВОДНАЯ ЛОДКА

ВНЕБИБЛЕЙСКИЕ СООБЩЕНИЯ.  Вход в подводные лодки – всегда сверху, ближе к поверхности воды; таким, по сообщению апокрифа, был и вход в библейский Ноев ковчег:

"– ...Двери же в ковчеге сверху сделай... <...>

И открыл Ной крышку (а не дверь!) ковчега, когда сошла вода с лица земли" ("О потопе").[77]

Подводной лодкой представляется мифический Левиафан: "Чудовищные бивни (таран) Левиафана наводили ужас, пасть извергала огонь и пламя (артиллерийское орудие), из ноздрей (дымоходных труб) шел дым, глаза (прожекторы) светили нестерпимым светом, и в сердце у него не было жалости. Он появлялся в разных местах на поверхности моря, оставляя за собой сверкающий след; или отправлялся в самую глубокую бездну, отчего она бурлила, как горшок. Никакое оружие, измысленное человечеством (древним), не могло пробить его чешую (броню). Даже небесные жители боялись его. <...> Пьет он (экипаж подводной лодки) из притока Иордана, который течет в океан по тайному руслу. <...> ...Морская вода слишком соленая на вкус Левиафана..". [78]

Кстати, не только рыбы, но и морские млекопитающие (киты и дельфины, тюлени и моржи) обходятся без пресной воды, – а Левиафан не мог, значит тут речь идет о людях экипажа.

СПРАВКА (комментарий к бивням Левиафана): "На флоте тараном называют выступ подводной части форштевня или заостренный выступ на носу корабля гребного и броненосного флотов. Этим выступом пробивали борт в подводной части вражеского корабля. Таран был основным способом ведения морского боя в античные времена и использовался до 19 века. В конце 19 века морские тараны представляли собой изогнутый массивный форштевень".[79]

А вот эпизод из Талмуда: "Говорят, отправился Никанор, чтобы доставить врата для Храма из Александрии египетской. Но обратном пути страшный вал поднялся из моря, чтобы потопить его. Схватили одну из створок (язычники-матрсы) и бросили вниз (в жертву морскому богу), но море не успокоилось. Собрались выкинуть вторую, но Никанор привязал себя к ней и сказал:

‑ И меня бросайте!

Немедленно успокоилось море, а Никанор начал сокрушаться о пропавшей створке.

Когда же прибыли они в порт Акко, то она всплыла и показалась из-под днища корабля. А некоторые уверяют:

‑ Врата проглотило (по указанию инопланетян) чудище морское (подводная лодка) и выплюнуло (доставило) на берег".[80]

Месопотамия: Когда боги-инопланетяне стали осваивать планету Земля, – то одно из мест работы игигов, низшей касты богов, находилось под водой: "Они трудились в водных глубинах, жилище для Энки (бога воды; он же – Эа) они возводили, они возвели Апсу (подводную лодку) для Энки". ("Сказание об Атрахасисе".)" [81] Имеется и такое сообщение: "Инанна (шумерская богиня любви), спешно покинув Урук, поплыла в Африку в «подводном корабле»..." [82]

Впоследствии Энки инструктировал Атрахасиса (Ноя) о постройке ковчега: "Однако еврейское слово, определявшее ковчег, «теба», образовано от корня со значением «затонувший, ушедший под воду». Поэтому позволим себе предположить, что Энки приказал Ною построить «подводный корабль» – субмарину. В аккадских текстах говорится, что Энки называл корабль «плавающим на воде и под водою». На этом корабле не было палуб и не было окон – «дабы внутри не видно было солнца». Внешне судно должно было походить на «ладью Апсу» (подводная лодка Энки), «сулили»; в настоящее время в иврите однокоренное слово «солелеф» обозначает субмарину.

– «Пусть будет судно», – сказал Энки, – «МА.ГУР.ГУР» – «лодкой, которая может переворачиваться».

В самом деле, только судно такого типа могло выдержать натиск всемирного шторма".[83]

А вот пересказ текста из не сохранившегося сочинения вавилонского жреца-писателя Бероса, жившего в III век до н. э.: "В Вавилоне обитало множество разноплеменных людей, в земле халдеев. А жили они необузданно, как неразумные звери и дикий скот.

И в первый год появилось из Красного моря (Персидского залива), в том месте, что вблизи Вавилонии, «ужасное чудище по имени Оан (Оаннес), как рассказывает и Аполлодор в своей книге». Тело у него все было рыбье (водолазный костюм), из-под рыбьей головы (водолазный шлем) росла другая голова, и человеческие ноги росли рядом с рыбьим хвостом (ласты). И голос был подобен человеческому голосу. Изображение его и теперь еще (во времена Бероса) сохраняется.

Об этом животном говорят, что оно дни проводило среди людей, не принимая никакой пищи (водолаз питался в подводной лодке), и что оно научило людей грамоте и разного рода искусствам, строительству городов, основанию храмов; оно же научило обращению с законами и определению границ; также показало, как собирать зерно и фрукты, и вообще все, что только относится к культурной жизни, оно даровало людям. И с того времени никто уже ничего больше не изобрел.

А с заходом солнца, на закате, это чудище Оан снова возвращалось в море и проводило ночи в глубине морской (в подводной лодке), так как оно могло в равной мере жить и на суше, и в воде.

А позже появились еще и другие существа, подобные этому, о которых, как он говорит, будет рассказано в книге царей (текст не сохранился). И об Оане говорит он, что тот написал о творении (сотворении мира) и государственном устройстве и дал людям знание искусств. <...>

А после Алмелона – Амменон из халдеев из города Паутибибла, он царствовал 12 саров (древняя мера времени), в его время из Красного моря появилось чудище по имени Идотион, которое имело формы человека и рыбы. После него правил 18 саров Эведоранх из города Паутибибла, и при нем еще раз появилось из Красного моря существо, подобное рыбе и человеку, имя которому было Одакон. Обо всех них по очереди, начиная с Оана, рассказывает он (текст не сохранился) " (Берос, "Вавилонская история").[84]

Добавим, что "хронология и ряд мест в повествовании, как и некоторые имена, в частности, семи основателей цивилизации – братьев Оана – подтверждаются данными клинописных текстов".[85]

И еще: "Описанное у Бероса существо, действительно, часто встречается в искусстве Месопотамии. Особенно популярным этот персонаж (обычно обозначаемый в современной науке как «человек в рыбьем плаще») становится в новоассирийский и последующий периоды: его изображение часто украшало памятники глиптики, он служил сюжетом рельефов и терракот. В современной науке эти монстры обычно считаются изображениями древних, живших до потопа мудрецов (apkallu). В уникальном клинописном документе – найденном в Уруке и датированном селевкидским временем списке древних (в том числе и допотопных) царей и живших во времена их правления мудрецов – на первом месте назван мудрец, имя которого Уан по всей видимости соотвествовало греческому Оан..." [86]

У Бероса имеется сообщение и о Ноевом ковчеге, который якобы не имел ни двери, ни входного люка: "После этого посылает он в третий раз каких-то птиц, и они не возвращаются на корабль. И тогда понимает Ксисутр (Ной), что земля стала видна, делает пролом в стене корабля и видит, что корабль встал на мель, прислонившись к какой-то горе".[87]

Египет: Голова рыбы на амулете увенчана неким сооружением, делающим ее похожей на подводную лодку с надстройкой. Сама же эта надстройка увенчана символом, считающимся изображением солнца, – я же считаю, что это изображение не солнца, а  антенны (напоминающей антенну спутникового телевидения на крыше нью-йоркского дома, через которую получает изображение мой домашний телевизор).

"– Спасайтесь! – сказал Водяной Силач (морской десантник) юноше и его жене. – Вас разыскивают иноземцы. Я не могу помочь вам: на суше я бессилен". ("Обреченный сын фараона").[88]

Армения: "Свидетельством урартского культа рыб и морских чудовищ являются найденные в Кармир-Блуре (холм в Ереване) глиняные фигурки бородатых мужчин с рыбьей головой (водолазным шлемом)".[89]

Индия: Громадная рыба по имени Матся была первой аватарой бога Вишну.

СПРАВКА: "Аватара [санскр. – «нисхождение» (бога)], в индуизме воплощение бога Вишну в облике героев Кришны, Рамы, вепря, карлика и пр., совершающих подвиги на земле".

И еще: "Они (мореходы) смотрели с тоской, не покажется ли берег и, взглянув вниз, в море, увидели существа, тела которых, совершенно похожие на человеческие, были словно одеты в серебряные панцири (скафандры водолазов); они то поднимались на поверхность воды, то снова погружались в воду. Полные изумления мореходы, внимательно рассмотрев очертания их тел, обратились к Супараге со словами:

― Впервые только здесь, в этом великом океане, нам встречается это знамение! Поистине, нам видятся воители там дайтьи в серебряной броне (скафандры водолазов), ужасные на вид; их морды безобразны, как копыта (водолазные шлемы); они то вынырнут, то вновь уйдут под воду, как будто там, в морских волнах, игрою забавляются они". ("Джатака о Супараге").[90]

Встречается в индийских источниках и "мотив" подводного ковчега: "И когда начался потоп, он (Ману – индийский Ной) взошел на корабль (ковчег). Тогда рыба (подводная лодка) подплыла к нему, и Ману привязал веревку с корабля к рогу рыбы (швартовой тумбе-"кнехту"), и она отвезла его (отбуксировала ковчег) к горе на севере (к Арарату). Рыба (капитан подводной лодки) сказала:

– Я спасла тебя, привяжи корабль к дереву, чтобы воды не унесли его, пока ты будешь на горе, а когда воды спадут, ты сойдешь". ("Шатапатха-брахмана").[91]

Показательно, что когда на презентации данной книги я читал эту цитату, то еще до моих комментариев сидевший среди слушателей бывший моряк, мой школьный товарищ Ян Фельднов ― при моих словах "привязал веревку с корабля к рогу рыбы" ― тут же уточнил с места:

― Ко кнехту!

Т. е. в древних текстах ― множество очевидных для всех следов развитой технической цивилизации в древности, но большинство ученых мужей опасаются говорить об этом; Фельднов же ― не ученый, а моряк: ему нечего опасаться.

Греция: Прежде всего обращают на себя внимание некие тельхины: "Девять собакоголовых (в водолазных шлемах), ласторуких тельхинов, детей моря, появились на Родосе, основав там города Камир, Иалис и Линд, а затем переселились на Крит, став его первыми обитателями. Рея оставила на их попечение младенца Посейдона, для которого они выковали трезубец, но еще до этого они изготовили Крону зубчатый серп, которым тот оскопил своего отца Урана. Более того, они были первыми, кто стал делать изображения богов. (Евстафий, Комментарий к Гомеру, с. 771-772; Овидий, Метаморфозы, VII.365-367; Страбон, XIV.2.7; Каллимах, Гимн к Делосу, 31; Сервий, Комментарий к "Энеиде" Вергилия, IV.377.).[92]

Тельхинами и был воспитан Посейдон – "...один из богов-олимпийцев, повелитель морей, управляющий ими с помощью трезубца; сын Кроноса и Реи, брат Зевса и Аида. Бросив с ними жребий после низвержения отца поделил господство над миром и получил в удел моря".[93] "Глубоко в пучине моря стоит чудесный дворец брата громовержца Зевса, колебателя Земли Посейдона".[94]

Под водой жили и часть титанов: "Там же, от них невдали, в глубочайших местах Океана, в крепких жилищах – помощники славные Зевса-владыки, Котт и Гиес живут". [95] "После поражения и свержения в Тартар наиболее могучих титанов (Крона, Форкия, Гипериона, Коя, Крия, Тавманта и др.) титаны вод, наряду с главными астральными титанами, остались в своей прежней стихии, но уже под властью кронидов-олимпийцев".[96]

А вот эпизод с героем греческих мифов Тесеем:

"― Если ты ― сын бога Посейдона, то докажи это и достань кольцо из морской пучины, ― ответил Минос Тесею и бросил в море золотое кольцо.

Призвав отца своего Посейдона (по мобильнику?), Тесей бесстрашно бросился с крутого берега в морские волны. <...> А Тесея, лишь только сомкнулись над его головой морские волны, подхватил бог Тритон (аквалангист) и в мгновение ока домчал до подводного дворца Посейдона. Посейдон с радостью приветствовал в своем подводном дворце сына и подал ему кольцо Миноса, а жена Посейдона, Амфитрита, восхищенная красотой и смелостью героя, возложила на пышные кудри Тесея золотой венок. Тритон опять подхватил Тесея и вынес его из морской пучины к берегу на то место, с которого бросился герой в море".[97]

Справка: "Тритон, в греческой мифологии морское божество, сын Посейдона и владычицы морей Амфитриты. Изображался в виде старца или юноши с рыбьим хвостом вместо ног".[98]

 Т. е. его ноги были в ластах.

И по другому источнику: "После этого Тесей нырнул в море, где большая стая дельфинов (аквалангистов) с почетом сопроводила его в подводный дворец нереид (морских нимф). Некоторые говорят, что нереида Фетида вручила ему тогда украшенную каменьями корону, подаренную ей на свадьбу Афродитой, которую впоследствии носила Ариадна. Другие утверждают, что это сделала морская богиня Амфитрита, пославшая во все стороны нереид на поиски кольца. Как бы там ни было, когда Тесей появился из моря, у него были кольцо и корона, как это запечатлел Микон в росписи на третьей стене святилища Тесея. (Павсаний, I.17.3; Гигин, Поэтическая астрономия, II.5)".[99]

СПРАВКА: "Микон (сер. V в. до н. э.), древнегреческий художник из Афин, сын Фаномаха. В Афинах, в Тесейоне, находилась его картина «Тесей в подводном царстве»..". [100]

Любопытен эпизод с аргонавтами, которых догнал "сотрудник" Посейдона, морской бог Главк ― для передачи им руководящих указаний Зевса (Главного Инопланетянина): "Вдруг из волн моря показалась увитая водорослями голова вещего морского бога Главка (выплывшего из подводной лодки). Схватил он «Арго» за киль рукой, остановил его и сказал:

― По воле великого громовержца Зевса остались Геракл и Полифем в Мизии. Должен вернуться Геракл в Грецию и на службе у Эврисфея совершить двенадцать великих подвигов. Полифему же суждено основать в стране халибов славный город Киос. Остались же герои в Мизии потому, что ищут они похищенного нимфами прекрасного Гиласа.

Сказав это, снова погрузился в море (обратно в подводную лодку) Главк и скрылся из глаз аргонавтов".[101]

По другому источнику, ― "...быстро ушел в глубину. Вкруг него водовороты крутились во множестве и корабль заливали".[102] Естественно, ― ведь "ушел в глубину" не индивидуальный пловец, а подводная лодка, в которую вернулся Главк.

И еще о Главке: он, "согласно мифу, был рыбаком из Анфедона в Беотии. Выпил колдовское зелье (ритуал посвящения), после чего оказался в море (в подводной лодке) и был превращен в бога (моряка-подводника). Изображался старцем с морским хвостом (надевал ласты)".[103]

Спасателем-аквалангистом была богиня Ино: "Но Одиссея увидела Кадмова дочь Левкотея,/ некогда смертная дева, приветноречивая Ино,/ после богиня, бессмертия честь восприявшая в море./ Стало ей жаль Одиссея, свирепой гонимого бурей./ С моря нырком легкокрылым она поднялася, взлетела/ легким полетом на твердо сколоченный плот и сказала:/

‑ Бедный! За что Посейдон, колебатель земли, так ужасно/ в сердце разгневан своем и с тобой так упорно враждует?/ Вовсе, однако, тебя не погубит он, сколь бы не тщился./ Сам на себя положися теперь (ты, я вижу, разумен);/ скинувши эту одежду, свой плот (который несло мимо берега) уступи произволу/ ветров и, бросившись в волны, руками работая смело,/ вплавь до земли феакиян достигни: там встретишь спасенье./ Дам покрывало тебе чудотворное (костюм аквалангиста, с дыхательной смесью в баллончике); им ты оденешь/ грудь, и тогда не страшися ни бед, ни в волнах потопленья./ Но лишь окончишь свой путь и к земле прикоснешься рукою,/ сняв покрывало, немедля его в многоводное море/ брось от земли далеко и, глаза отвратив, удалися./

Кончив, богиня ему подала с головы покрывало./ После, спорхнув на шумящее море, она улетела/ быстрокрылатым нырком, и ее глубина поглотила./ <...>

Сняв на прощанье богиней Калипсою данное платье,/ грудь он немедля свою покрывалом одел чудотворным./ Руки простерши и плыть изготовясь, потом он отважно/ кинулся в волны. <...>

Но под ним подкосились колена; повисли руки могучие: в море его изнурилося сердце; вспухло все тело его; извергая и ртом, и ноздрями воду морскую, он пал наконец бездыханный, безгласный, память утратив, на землю; бесчувствие им овладело. Но напоследок, когда возвратились и память, и чувство, с груди своей покрывало, богинею данное, снявши, бросил его он в широкую, с морем слиянную реку. Быстро помчалася ткань по теченью назад, и богиня в руки ее приняла".[104] Т. е., будучи профессиональной пловчихой, она следовала за ним уже без своего костюма аквалангиста.

Прямое отношение к морской стихии имел и бог Аполлон: "Бог света, златокудрый Аполлон родился на острове Делос (по пути в Соединенные Штаты я проплывал мимо него на судне). Мать его Латона, гонимая богиней Герой, нигде не могла найти приюта. Преследуемая посланным Герой драконом Пифоном, она скиталась по всему свету и наконец укрылась на Делосе, носившемся в те времена по волнам бурного моря (судно под названием "Делос"). Лишь только ступила Латона на Делос, как из морской пучины поднялись громадные столбы и остановили этот пустынный остров (смешение в сознании судна с одноименным островом)".[105]

А тут Аполлон уже взрослый: "С высокого берега далеко в море Аполлон увидел корабль критских моряков. Превратившись в дельфина, бросился он в синее море (в одноместной подводной лодке), настиг корабль и лучезарной звездой взлетел из морских волн на его корму. Аполлон привел корабль к пристани города Крисы (недалеко от Дельф) и через плодородную долину повел критских моряков в Дельфы. Он сделал их первыми жрецами своего святилища".[106]

О подобной подводной лодке имеется и такой занимательный сюжет: "Aрион с острова Лесбос был сыном Посейдона и нимфы Онеи; он прекрасно владел лирой и сочинял дифирамбы в честь Диониса. Однажды его покровитель, коринфский тиран Периандр, нехотя разрешил ему отправиться в Тенар, город в Сицилии, куда его пригласили принять участие в музыкальном празднике. Ариону на нем досталась главная награда, а его поклонники сделали ему столько богатых подарков, что у матросов, взявшихся доставить его обратно в Коринф, взыграла алчность.

– Нам жаль, Арион, но ты должен умереть, – сказал капитан судна.

– Какое преступление я совершил? – спросил Арион.

– Ты слишком богат, – ответил капитан.

– Пощадите мою жизнь, и я отдам вам все мои дары, – взмолился Арион.

– Что тебе стоит отказаться от своего обещания, когда мы прибудем в Коринф? – произнес капитан. –  На твоем месте и я бы поступил так же. Вынужденный подарок – это уже не подарок.

– Хорошо, – смирившись со своей судьбой, вскрикнул Арион, – только позволь мне спеть последнюю песню.

Получив разрешение, Арион оделся в свои лучшие одежды, взошел на нос корабля, и его исполненный чувством напев вознесся к богам. Закончив петь, он прыгнул за борт, а судно поплыло дальше. Однако его песня привлекла стаю дельфинов, любящих музыку, один из них (подводная лодка "Дельфин") взял Ариона к себе на спину (на борт), и в тот же вечер тот уже был в Коринфе, опередив на несколько дней свой корабль. Периандр обрадовался чудесному спасению Ариона, а дельфин (капитан подводной лодки), не желая расставаться с певцом, настоял на том, чтобы сопровождать его во дворец, где, вскоре пал жертвой дворцовой роскоши (перепил и переел). Арион устроил дельфину пышные похороны. (Геродот, I. 24; Гигин, Мифы, 194; Павсаний, III.25.5).[107] 

Если говорить о натуральных дельфинах, морских животных, то считается, что они спасают иногда тонущих людей, – однако в эпизодах о спасении из мифологии речь идет, на мой взгляд, скорее не о натуральных дельфинах, а о спасателях-аквалангистах:

"Арион был не первым человеком, которого спас дельфин.

Дельфин спас Знала, когда тот прыгнул за борт, чтобы не расставаться со своей возлюбленной Финеидой, которую, по требованию оракула и по жребию, бросили в море, чтобы умилостивить Амфитриту. Это случилось, когда на корабле плыли люди, возглавляемые сыновьями Пентила, чтобы основать первую колонию на острове Лесбос.

Второй дельфин спас Финеиду.

В другой раз дельфин не дал утонуть Фаланту в Крисейском море, когда тот плыл на корабле в Италию.

Аналогичным образом критянину Икадию, брату Иаписа, потерпевшему крушение на пути в Италию, дельфин (спасатель-аквалангист) указал путь в Дельфы, дав этому месту его имя, поскольку этим дельфином был сам Аполлон. (Плутарх, Пир семи мудрецов, 20; Павсаний, X.13.5; Сервий, Комментарий к "Энеиде" Вергилия, III.332)".[108]

И, наконец, странное "морское чудовище" в мифе о Персее и Андромеде.

СПРАВКА: "Андромеда, в греческой мифологии дочь царя Эфиопии, отданная им в жертву морскому чудовищу, опустошавшему страну, и спасенная Персеем".[109]

Сначала обратим внимание на то, что морское чудовище злодействовало не в водной стихии, а "опустошало страну". Может, "оно" высаживало в страну десант?

А теперь несколько подробнее о чудовище: "Гордясь красотой, Кассиопея (царица Эфиопии) сказала, что она всех прекрасней. Разгневались нимфы и упросили бога морей Посейдона наказать Кефея (царя Эфиопии) и Кассиопею. Посейдон послал по просьбе нимф чудовище, подобное исполинской рыбе. Оно всплывало из морской глубины (подводная лодка) и опустошало владения Кефея (высадив десант). Плачем и стонами наполнилось его царство. Кефей обратился к оракулу Зевса Аммону и спросил, как избавиться ему от этого несчастья. Оракул дал такой ответ:

― Отдай свою дочь Андромеду на растерзание чудовищу (капитану подводной лодки), и окончится тогда кара Посейдона".[110]

Если бы речь шла о чудовище-хищнике, то ему больше пришелся бы по вкусу, например, жертвенный баран, ― а тут нужна была именно красавица-девушка, в которую с первого взгляда влюбился герой Персей.

Видимо, та же подводная лодка пиратствовала и в другом, очень похожем греческом мифе: "Когда рабство Геракла у царицы Омфалы закончилось, он, уже не терзаемый безумием, вернулся в Тиринф и сразу же стал собираться в поход против Трои (Аполлодор,95-вс, Мифы древней Греции, стр.  II.4.6) по следующим причинам. Он и Теламон (то ли по дороге из страны амазонок, то ли когда аргонавты сошли на берег у Сигейского мыса) были поражены, увидев дочь Лаомедонта Гесиону, прикованную к скале у троянского берега (как Андромеда) (Aпoллoдop, II.5.9; Гигин, Мифы 89; Диодор Сицилийский, IV.42; Цец, Схолии к Ликофрону, 34), совсем нагую, если не считать нескольких украшений.  Оказалось, что Посейдон наслал морское чудовище (подводную лодку), чтобы покарать Лаомедонта (царя Трои) за неуплату денег ему и Аполлону за то, что те построили городские стены и пасли его стада. Некоторые, правда, говорят, что Лаомедонт обязался принести им в жертву всех коров, родившихся в тот год в его царстве. Другие утверждают, что он обещал им жалкую плату как поденщикам, но и ту заплатил не полностью, а присвоил себе тридцать троянских драхм. В отместку Аполлон наслал чуму, а Посейдон приказал морскому чудовищу пожрать людей, живших в долине, и разрушить их поля морскими волнами (Аполлодор, II.5.9; Гигин, Мифы, 89; Лукиан, О жертвоприношениях, 4; Цец, Схолии к Ликофрону, 34; Диодор Сицилийский, IV.42; Сервий, Комментарий к "Энеиде" Вергилия, III.З). <...> Затем троянцы с помощью Афины построили Гераклу высокий насыпной вал (защиту от десанта), который должен был защитить его от чудовища, когда то высунет свою голову из воды и направится к долине. Когда чудовище достигло стены и широко раскрыло пасть (люк), Геракл во всеоружии прыгнул ему в глотку (в люк). Целых три дня он провел в желудке чудовища (внутри подводной лодки), но, тем не менее, стал победителем, хотя этот бой стоил ему потери всех волос на голове (от радиации атомного двигателя) (Гомер, Илиада, ХХ.145-148; Цец, Схолии к Ликофрону, 34; Гелланик. – Цит. по: Схолии к "Илиаде" Гомера, ХХ.146).[111]

Плавучими транспортными средствами представляются и некоторые мифические быки. Так, царевна Европа переплыла на быке из Сидона в Ливане на остров Крит: "вся шерсть Зевса-быка сверкала, как золото, лишь на лбу у него горело, подобно сиянию луны, серебряное пятно (прожектор); золотые же рога быка были изогнуты (штурвал), подобно молодому месяцу, когда впервые виден он в лучах пурпурного заката. <...> Одной рукой она держится за его золотые рога (за штурвал), другой же подбирает край своего пурпурного платья, чтобы не замочили его морские волны. Напрасно боится она: море ласково шумит не долетают до нее (на палубу) его соленые брызги".[112] А когда Европа постарела, на том же острове Крит появился другой (или тот же?) бык: "Этого быка царю Крита Миносу, сыну Европы, послал колебатель земли Посейдон. <...> Посейдон разгневался на Миноса и наслал на подаренного быка бешенство (дистанционным управлением дал команду агрессивности). По всему острову носился бык и уничтожал все на своем пути. Геракл поймал быка и укротил (отменил команду агрессивности). Он сел на широкую спину быка и переплыл на нем через море с Крита на Пелопоннес".[113]

Мы уже упоминали о "плавучем острове" Делос, ‑ но был и другой:

"‑ Скоро на остров Эолию прибыли мы; обитает/ Гиппотов сын там, Эол благородный, богами любимый./ Остров плавучий его неприступною медной стеною/ весь обнесен (борта верхней палубы); берега ж подымаются гладким утесом (борта нижней палубы)".[114]

СПРАВКА: Эол – "сын бога Посейдона, властелин ветров, вотчиной которого были Эоловы острова, располагавшиеся к северу от Сицилии и названные в его честь".[115]

Добавим еще, что у Александра Македонского (IV веке до н. э.), возможно, был уже батискаф: "Согласно легенде – и не так уж важно, насколько она правдива, – он опускался на дно Красного моря в первом в мире водолазном колоколе".[116]

 Персия: Росшее на острове в океане дерево "хаома-гаокерна" – зороастрийский вариант библейского "дерева жизни" – охраняла весьма своеобразная рыба: "В пречистом океане нет никакой пищи, ничего съедобного, – однако Каре (имя рыбы) пища и не нужна: жизненную силу в ее теле поддерживают Атар (бог огня = двигатель внутреннего сгорания) и Аша-Истина (компьютерное управление), чей дух разлит по всему миру". [117] И еще: "В мировом океане живет пречистый осел Хара (не та же ли это рыба Кара?). Он весь белый, трехногий (три винта), у него шесть глаз (иллюминаторов), два уха (локаторы) и один золотой рог (башня артиллерийского орудия), на котором, как ветви на стволе дерева, растут тысяча рожек (стволы). Этим рогом Хара убивает дэвов (демонов). Как и рыба Кара (ага, все-таки это отголоски того же мифа), несущая стражу у острова, где растет Хаома, пречистый осел не нуждается в пище: жизненную силу в нем поддерживают (те же) Атар и Истина". [118]

А вот рассказ о том, как силы Добра и Зла соперничали в попытках захватить некое чудесное транспортное средство по названию Хварна, принадлежавшее ранее царю Йиме. В наши дни существует транспортное средство, которое перемещается как в воздухе, так и по поверхности воды ― гидросамолет; такими же качествами обладала и Хварна, но кроме того она могла еще перемещаться и под водой: "Так соперники стращали друг друга, угрожали – и не заметили, как Хварна улетела на край земли и опустилась в океан Ворукашу, на самое дно. Это были владения благого духа воды Апама Напата (среднеперс. Абан) (Энки, Посейдона). Он и укрыл Хварну в водной пучине, откуда ни Дахака, ни сам Ангхро Майнью уже не смогли бы ее достать, сколько б ни старались". [119] Безуспешно пытался заполучить Хварну и злой царь Франграсйан: "Еще дважды он нырял в морскую пучину, пытаясь достать огнеблещущий диск, – и еще дважды Хварна отступила, и Франграсйан с пустыми руками плыл к берегу, выкрикивая ругательства. Того, что пристало бывшим и грядущим царям, он не смог заполучить на этот раз". [120]

Понятно, что древний миф имеет отношение к "бывшим царям", ― но вот кто имеется в виду под "грядушими царями"? Не сильные ли мира сего в наше время?

Обратим также внимание и на то, что Хварна представляла собой "огнеблещущий диск", что напоминает описание очевидцами современных нам "летающих тарелок". Причем эти очевидцы нередко говорят и о том, что наблюдавшиеся ими летающие тарелки ныряли под воду.

Ирландия: По легенде, одна из экспедиций Брендана осуществлялась на ките, – в какой-то мере подобно библейскому Ионе, который путешествовал в желудке кита (а Брендан – на спине кита).

СПРАВКА: "Брендан (Brendan) Клонфератский (Брандан, Brandan) (484/486 – 578/584), ирландский святой, герой многочисленных легенд. <...> В 8 в. сложилась легенда о путешествии Брендана на Запад в поисках «Земли обетованной» (как называли ее в Ирландии, «Земли обещания»). В красочных описаниях острова св. Брендана заметно влияние кельтских представлений о западном рае и саг. Позднее в путешествии св. Брендана искали свидетельства об открытии Америки еще до Лейфа Счастливого".[121]

Обратите внимание на размеры кита: на его спине был установлен алтарь, у которого молились члены экспедиции; больше того – на спину кита был вытащен и корабль Брендана! Так что не был ли этот кит – искусственным сооружением: то ли плавающим островом, то ли подводной лодкой?

Россия: "В это время вдруг взметался щучонок и выпал на берег, он его схватил, есть хочет смертно – думает: «Вот теперь поем!» Неоткуда взялась щука, говорит:

—                           Не тронь, Иван-царевич, моего детища, я тебе пригожусь.

Он и щучонка отпустил.

Как пройти море? Сидит на берегу да думает; щука (подводная лодка) ровно знала его думу, легла поперек моря (пролива). Иван-царевич прошел по ней, как по мосту... <...>

Царевич обрадел, достал яйцо, пошел, доходит до моря, стал мыть яичко, да и ронил в воду. Как достать из моря? Безмерна глубь! Закручинился опять царевич.

Вдруг море встрепенулось – и щука (подводная лодка) принесла ему яйцо, потом легла поперек моря. Иван-царевич прошел по ней..". ("Кощей Бессмертный ").[122]

"Приходит к морю, через море лежит кит-рыба (подводная лодка), по ней идут и едут. Как пошел по ней Василий, кит-рыба (капитан подводной лодки) заговорила:

– Василий Бессчастный, куда ты идешь?

Василий сказал ей то же, что и перевозчику, и кит его просит:

– Когда будешь во времени, обо мне вспомни: что лежит кит-рыба через море, конные и пешие пробили у нее тело до ребер (повредили палубу); должго ли ей еще лежать? <...>

– Еще будто я шла по морю через кит-рыбу, и она мне говорила, долго ли ей лежать?

– Ей лежать до тех пор, покуда вырыгнет двенадцать кораблей Марка Богатого (погруженные внутрь подводной лодки): тогда пойдет в воду, и тело ее нарастет (будет отремонтировано). <...>

Приходит к киту-рыбе; она его спрашивает:

– Говорил ли обо мне?

– Говорил; вот перейду и скажу.

Как перешел, и сказал:

– Вырыгни двенадцать кораблей Марка Богатого.

Кит-рыба рыгнула, и корабли пошли на парусах – ни в чем невредимы; а Василий Бессчастный очутился оттого в воде по колена (от кораблей пошли волны)". ("Марко Богатый и Василий Бессчастный").[123]

А "царевна-лягушка" из русской сказки была подводницей-аквалангисткой: "Как уснул Иван-царевич, она вышла на улицу, сбросила кожух (костюм аквалангистки), сделалась красной девицей в крикнула:

– Няньки-маньки! Сделайте то-то (заказ голосом через интернет)!

Няньки-маньки тотчас принесли рубашку самой лучшей работы. Она взяла ее, свернула и положила возле Ивана-царевича, а сама обернулась опять лягушей, будто ни в чем не бывала!

Иван-царевич проснулся, обрадовался, взял рубашку и понес к царю. Царь принял ее, посмотрел:

– Ну, вот это рубашка – во Христов день надевать!

Середний брат принес рубашку; царь сказал:

– Только в баню в ней ходить!

А у большого брата взял рубашку и сказал:

– В черной избе ее носить!

Разошлись царски дети; двое-то и судят между собой:

– Нет, видно, мы напрасно смеялись над женой Ивана-царевича, она не лягуша, а кака-нибудь хитра чародейка (женщина в костюме лягушки)!" <...>

После того вздумалось царю сделать бал, посмотреть своих сношек, котора лучше пляшет? Собрались все гости и снохи, кроме Ивана-царевича; он задумался: «Куда я с лягушей поеду?» И заплакал навзрыд наш Иван-царевич. Лягуша и говорит ему:

– Не плачь, Иван-царевич! Ступай на бал. Я через час буду.

Иван-царевич немного обрадовался, как услыхал, что лягуша бает; уехал, а лягуша пошла, сбросила с себя кожух (костюм аквалангиста), оделась чудо как! Приезжает на бал; Иван-царевич обрадовался, и все руками схлопали: кака красавица! <...>

Иван-царевич поехал наперед, нашел там где-то женин кожух, взял его да и сжег". ("Царевна-лягушка").[124]

Кстати, не из того ли же Египта происходит этот образ русской царевны-лягушки: "Обожествлена была и лягушка. Она играла большую роль в религиозных представлениях в Гермополе, а также в Антиное, где олицетворяла богиню Хекет".[125]

СПРАВКА: "Хекет, в египетской мифологии богиня воды и плодородия, изображалась в виде лягушки или женщины с лягушкой на голове".[126]

Арабский халифат: "И когда прошел час дневного времени, море вдруг заволновалось и из него поднялся черный столб, возвысившийся до неба, и направился к их лужайке. Увидев это, оба брата испугались, и взобрались на верхушку дерева (а оно было высокое), и стали ждать, что будет дальше. И вдруг видят: перед ними джинн высокого роста, с большой головой (в водолазном шлеме) и широкой грудью (в водолазном скафандре), а на голове у него сундук". ("Рассказ о царе Шахрияре и его брате").[127]

"И я бросилась к нему (ребенку) и сказала:

– О люди, это – мой ребенок! Откуда он попал к вам?

И они отвечали:

– Мы ехали по морю, и вдруг корабль что-то задержало, и появился зверь, точно огромный город (подводная лодка), и этот ребенок сидел у него на спине, посасывая свой большой палец, и мы взяли его". ("Рассказ о женщине и ребенке").[128]

"– Убегайте, пока вы целы и не погибли. Остров, на котором вы находитесь, не остров, – это большая рыба (подводный корабль), которая погрузилась (который спущен) в море, и нанесло на нее песку, и стала она как остров, и деревья растут на ней с древних времен. А когда вы зажгли на ней огонь, она почувствовала жар и зашевелилась, и она опустится сейчас с вами в море, и вы все потонете". ("Сказка о Синдбаде-мореходе").[129]

Гарибу нужен был конь, чтобы на нем отправиться в свою страну, и тогда царь Муриш сказал ему:

"– Но у меня есть морской конь, которому не найти подобного в земле иракской и во всех странах.

И он велел привести этого коня, и его привели, и когда Гариб увидал его, конь стал преградой между ним и его разумом". ("Сказка об Аджибе и Гарибе").[130]

"И когда увидел царь, что Салих взял его ребенка и исчез в пучине моря, он потерял надежду его увидеть и начал плакать и рыдать. И, увидев его в таком состоянии, Джулланар сказала:

– О царь времени (вежливое обращение к царю), не бойся и не печалься о твоем сыне. Я люблю моего ребенка больше, чем ты, и мое дитя с моим братом. Не думай о море и не бойся, что он утонет. Если бы мой брат знал, что маленькому будет вред, он бы не сделал того, что сделал. И он сейчас принесет тебе твоего сына невредимым, если захочет Аллах (обычная мусульманская поговорка).

И прошло не больше часа, и вдруг море забилось и взволновалось, и вышел оттуда дядя младенца и с ним сын царя, невредимый, и полетел (крылатый дядя) от моря и достиг их". ("Сказка о Бедр-Басиме и Джаухаре").[131]

"И тогда юноша сказал:

– Я сын Синего царя, царя джиннов, и мой отец живет в крепости Кульзум (Суэц), и подвластны ему шестьсот тысяч джиннов, летающих (пилотов) и ныряющих (подводников)". ("Сказка о Сейф-аль-Мулуке").[132]

Вытащив сеть из моря, рыбак Абд-Аллах земной увидел в ней человека – своего тезку Абд-Аллаха морского, который предложил ему:

"– Не хочешь ли ты освободить меня, стремясь к лику великого Аллаха, и заключить со мной соглашение? Ты будешь моим другом, и я буду приходить к тебе каждый день в это место, ты будешь приходить ко мне и приносить мне подарок из плодов земли – у вас ведь есть виноград, смоквы, арбузы, персики, гранаты и другое, – и все, что ты мне принесешь, будет от тебя принято. А у нас есть кораллы, жемчуга, топазы, изумруды, яхонты и другие драгоценные камни. И я наполню тебе корзину, в которой ты принесешь мне плоды, дорогими металлами из драгоценностей моря". ("Сказка об Абд-Аллахе земном и Абд-Аллахе морском").

В конце концов они подружились, и Абд-Аллах земной даже побывал в гостях у Абд-Аллаха морского: "И затем он снял бывшую на нем одежду и, выкопав на берегу моря яму, зарыл свое платье, а потом он намазал себе тело, от темени до ступней, этим жиром (отпугивающим морских хищников), и пошел в воду, и нырнул. И он открыл глаза, и вода ему не повредила, и он принялся ходить направо и налево, и стал, когда хотел, подниматься, а когда хотел, спускаться до дна, и он видел, что вода моря осеняет его, как шатер (подводный город под стеклянным куполом), и не вредит ему. <...> И затем он начал разглядывать этих девушек и увидел, что у них лица подобны лунам (арабский эпитет женской красоты) и волосы как волосы женщин, но у них руки и ноги на животе (манипуляторы водолазного скафандра) и у них хвосты, как у рыб (надетые ласты). А Абд-Аллах морской показал ему жителей этого города, и вышел с ним, и шел впереди него до другого города, и рыбак увидел, что этот город наполнен людьми – женщинами и мужчинами, – и облик их подобен облику девушек, и у них хвосты..". ("Сказка об Абд-Аллахе земном и Абд-Аллахе морском").[133]

Америка: "На пятый день Хун-Ахпу и Шбаланке появились снова и были увидены в воде людьми. Оба они имели вид людей-рыб, когда обитатели Шибальбы видели их. И они (люди) охотились за братьями (братьями-рыбами) по всей реке". ("Пополь-Вух", ч. 2, гл. 13).[134]

РЕПОРТАЖ ИЗ ЧРЕВА КИТА.  В свете подобных сообщений о подводных транспортных средствах по-новому видится и библейская история Ионы, оставшегося в добром здравии после трех дней, проведенных в чреве кита.

Как-то я читал в газете о случае, происшедшем в наши дни: во время преследования кашалота моряк-китобой свалился в море, и кашалот проглотил его. Минут через пятнадцать китобои загарпунили этого кашалота, вытащили его на китобойное судно, вспороли желудок – и вызволили своего несчастного коллегу, который был, конечно же, без сознания. После этого судовой врач привел его в сознание.

Совсем иначе выглядит, по Библии, случай с Ионой.

В VIII веке до н. э. царь Иеровоам "восстановил пределы Израиля, от входа в Емаф до моря пустыни, по слову Господа, Бога Израилева, которое Он изрек чрез раба Своего Иону, сына Амафиина, пророка из Гафхефера". 4-я книга царств, 14, 25.  Так в первый раз появляется в Библии имя пророка Ионы.

Но самих пророчеств Ионы не сохранилось, – а знаменит он, в основном, именно историей о том, как в Красном море его проглотил кит, а потом выплюнул живым и невредимым. Началось же все с того, что Бог (по моей версии – Главный Инопланетянин) дал Ионе задание, а Иона поступил как-то несолидно для пророка – и попытался было увильнуть: "И было слово Господне к Ионе, сыну Амафиину:

– Встань, иди в Ниневию – город великий и проповедуй в нем, ибо злодеяния его дошли до Меня.

И встал Иона, чтобы бежать в Фарсис от лица Господня, и пришел в Иоппию и нашел корабль, отправляющийся в Фарсис, отдал плату за провоз и вошел в него, чтобы плыть с ними в Фарсис от лица Господня". Книга пророка Ионы, 1, 1-2.

И вот, чтобы остановить корабль, на котором бежал Иона, Главный Инопланетянин послал подводной лодке инопланетян радиограмму-приказ – при помощи какой-то мощной тяги, например, реактивного двигателя, направить на этот корабль (небольшой, по нашим нынешним меркам) ураганный ветер: "Но Господь воздвиг на море крепкий ветер, и сделалась на море великая буря, и корабль готов был разбиться". Книга пророка Ионы, 1, 3. Искусственный характер поднявшейся бури подтверждает и еврейская "Агада": "При этом все другие корабли спокойно проходили по всем направлениям, а штормом терзало ужасно только тот корабль, на котором находился Иона" (Пирке дераби Елиезер; Мидраш Иона). [135]

Судя по разному отношению к этой буре корабельщиков и Ионы, корабельщики приняли бурю за естественную стихию, – в то время как Иона явно знал об ее искусственном происхождении: "И устрашились корабельщики и взывали каждый к своему богу, и стали бросать в море кладь с корабля, чтобы облегчить его от нее; Иона же спустился во внутренность корабля, лег и крепко заснул". Книга пророка Ионы, 1, 4.  

По тогдашним обычаям, чтобы узнать, кто из находившихся на корабле накликал эту беду, корабельщики бросили жребий, – и жребий выпал на Иону (при незаметном вмешательстве инопланетян). "И сказали ему:

– Что сделать нам с тобою, чтобы море утихло для нас? – ибо море не переставало волноваться". Книга пророка Ионы, 1, 11. 

И тут еще раз подтверждается то, что Иона знал об истинной природе бури: "Тогда он сказал им:

– Возьмите меня и бросьте меня в море, – и море утихнет для вас, ибо я знаю, что ради меня постигла вас эта великая буря". Книга пророка Ионы, 1, 12. 

Предлагая бросить его в море, Иона отнюдь не собирался тонуть, – поскольку был уверен в том, что матросы-подводники обязательно втащат его внутрь подводной лодки: "И повелел Господь большому киту поглотить Иону; и был Иона во чреве этого кита три дня и три ночи". Книга пророка Ионы, 2, 1. 

Не имея понятия о том, что такое подводная лодка, редакторы "Книги пророка Ионы", на всякий случай, заменили ее китом. Но, в отличие от желудка настоящего кита, в данном "морском чудовище" Иона смог безболезненно находится три дня, молиться Богу и рассматривать в иллюминатор глубины моря: "Ты вверг меня в глубину, в сердце моря, и потоки окружили меня, и все воды Твои и волны Твои проходили надо мною". Книга пророка Ионы, 2, 4. 

Описание же в "Агаде" тем более не оставляет сомнения в том, какого рода был данный "кит": "В пасть этой рыбы попал Иона – точно в просторный дом вошел и стоит себе свободно. Глаза этой рыбы (иллюминаторы) давали Ионе свет, точно два окна". (Пирке дераби Елиезер.; Мидраш Иона). [136] И из того же источника: "По сказанию р. Меира – внутри рыбы повешен был самоцветный камень (прожектор), который светил Ионе подобно солнцу в полдень  (см. подглавку "Разные приборы") и делал видимым для него все, что в море и в бездонных глубинах его". (Пирке дераби Елиезер; Мидраш Иона).[137]

Чтобы развлечь новичка, гостеприимный капитан сделал для Ионы небольшую подводную экскурсию по Красному морю: "Показала рыба ему ту Великую Реку, которая самый океан водами питает (устье Евфрата); показала те пути в Чермном (Красном) море, которыми израильтяне по дну его прошли; показала то место в море, где шквалы и смерчи зарождаются; показала ему устои земли и основания ее, и ад, и бездны преисподней (подводный вулкан)". (Пирке дераби Елиезер; Мидраш Иона). [138]

Наконец, подводное путешествие Ионы завершилось: "И помолился Иона Господу Богу своему из чрева кита и сказал:

– К Господу воззвал я в скорби моей, – и Он услышал меня; из чрева преисподней я возопил, – и Ты услышал голос мой. <...>

И сказал Господь киту, и он изверг Иону на сушу". Книга пророка Ионы, 2, 2-3; 2, 11. 

После этого Ионе уже ничего не оставалось делать, как покориться приказу Бога – и отправиться, наконец, проповедовать в Ниневию.

Греция: В похожую искусственную бурю попали и аргонавты из греческого мифа: "Послал Ясон Абсирту, как бы от Медеи, богатые дары и просил его прийти в уединенный храм (у устья Истра=Дуная), чтобы увидеться там с Медеей. Абсирт пришел в храм, но лишь показался он в дверях храма, как бросился на него с обнаженным мечом Ясон, и пал Абсирт на землю, пораженный насмерть. Ужасное злодеяние совершили Ясон и Медея: они убили безоружного Абсирта в храме. <...> Долго плыли аргонавты, наконец по рукаву (сейчас не существующему) Истра спустились они в Адриатическое море к берегам Иллирии (ныне Хорватия). Там поднялась ужасная буря. Как горы, вздымаются покрытые пеной валы. Ветры, как бы сорвавшиеся с цепей, носятся над морем и рвут парус с «Арго». Стонет «Арго» под напором волн, гнутся борта его, ломаются весла в руках могучих гребцов. Как щепку, носят волны «Арго». Гибель грозит аргонавтам. Тогда раздался голос с кормы. Он исходил из вставленного в корму «Арго» куска священного дуба (см. подглавку "Динамик громкоговоритель"), росшего в Додоне. Голос повелел аргонавтам ехать к волшебнице Кирке, чтобы очистила она Ясона и Медею от осквернившего их убийства Абсирта. Лишь только повернули аргонавты «Арго» на север, как стихла буря, и поняли все, что это воля богов".[139]

В древности существовал, видимо, канал между бассейном Дуная и Адриатическим морем ("по рукаву Истра спустились они в Адриатическое море"), – и это еще раз подтверждает мое предположение о том, что изначально все реки были искусственными каналами, проложенными инопланетянами для своих нужд (см. часть I, подглавку "Бог-Инопланетянин") .

Иона провинился неподчинением богу-инопланетянину, Ясон и Медея ― убийством в храме. И там, и тут, чтобы припугнуть, инопланетяне направили на корабль искусственную бурю и сразу же прекратили ее, как только согрешившие подчинились приказу.

 

"ВЫ – БОГИ"

Из-за слепой, фанатичной веры в Библию многие не видят того, что некоторые ее законы и этические установки давно стали несостоятельными. Это, с одной стороны, становится тормозом в развитии нашей цивилизации, а с другой, – провоцирует рецидивы крестовых походов и джихадов. И бороться с такими рецидивами трудно, так как они ханжески освящаются авторитетом Бога.

Осознание же того, что скрижали Завета были даны Моисею отнюдь не Богом-Абсолютом, а всего лишь Богом-Инопланетянином, поможет нашей цивилизации избавиться, наконец, от атавизмов Торы – и более уверенно отстаивать завоевания именно нашей цивилизации. Ведь многие законы, не подходящие землянам, были просто навязаны нам инопланетянами, когда мы еще не имели, что противопоставить им, – например, такой: "Мы же соблюдали субботу на небесах прежде, нежели стало ведомо всякой плоти на земле, что следует блюсти субботу".[140] Т. е.  обычай одной планеты был механически перенесен на другую.

С тех пор, за 3 тысячелетия, наша, земная цивилизация наработала уже свой, самобытный опыт, – и нам пора как думать, так и писать о боге-инопланетянине не с заглавной буквы, а с прописной. И тем более так думать и писать об ангелах: "О том, что ангелы по природе своей близки человеку и отличаются только степенью совершенства, говорит Иисус (Христос) словами Псалма 81, 6 (от Иоанна, 10, 34-37) (считается, что автор Псалмов – царь Давид). Он (Иисус Христос) как бы говорит о том, что ангелы – это существа, какими могли бы стать мужчины и женщины, если бы поднялись над своим нынешним состояниям и полностью реализовали свое духовное начало".[141]

Вот этот стих Псалма (Ветхий Завет): "Я сказал:

– Вы – боги, и сыны Всевышнего – все вы".Псалтирь, 81, 6.

И вот эти слова Иисуса (Новый Завет): "Иудеи сказали ему в ответ:

– Не за доброе дело хотим побить Тебя камнями, но за богохульство и за то, что Ты, будучи человек, делаешь Себя Богом.

Иисус отвечал им:

– Не написано ли в законе вашем (в только что процитированном псалме): «Я сказал: вы боги»?" Иоанн, 10, 33-34.

И действительно, – высадившись в 1969 году с планеты Земля на планету Луна, мы и сами уже стали богами-инопланетянами. Вот что писал об этом известный американский астроном ХХ века Карл Саган: "Человеческие существа, обязанные своим происхождением звездам (инопланетным цивилизациям) и ныне населяющие мир по имени Земля, начали свой долгий путь домой (к планетам исхода). <...> Мы пока еще не готовы для звезд. Но не исключено, что через столетие или два, когда вся Солнечная система будет исследована и мы наведем порядок на своей планете, у нас появятся воля, ресурсы и технические знания для полета к звездам".[142]

 

БИБЛИОГРАФИЯ

 

ОСНОВНЫЕ ИСТОЧНИКИ

Пять книг Торы, пер. Давида Йосифона. –

Иерусалим, Мосад Арав Кук, 1975.

Библия: Ветхий и Новый Завет, в русском переводе. –

М.,  Синодальное издание, 1989.

 

ОСТАЛЬНЫЕ ИСТОЧНИКИ

НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ:

Агада, составители И. Равницкий, Х. Бялик, авторизованный перевод С. Фруга. – Библиотека-Алия, 1980.

Апокрифы древней Руси. – С.-Петербург, Амфора, 2002.

Апокрифы древних христиан. – М., Мысль, 1989.

Аристотель, Политика. – http://allsoch.com/active/referats/read/doc-6365-2.html

Армянская миниатюра XI века. ― М., Искусство, 1979.

Арья Шура, Гирлянда джатак, пер. с санскрита А. Баранникова, О. Волковой. ― М., Восточная литература, 2000.

Народные русские сказки А. Н. Афанасьева в трех томах. – М., Художественная литература, 1957.

Бадж Э. У., Легенды о египетских богах, пер. с англ. – М., Рефл-бук, 2001.

Бацалев В., Загадки древних времен. – М., Вече, 2001.

Белицкий М., Шумеры. Забытый мир, пер с польского Д. Гальпериной. – М., Вече, 2000.

Бержерак С., Иной свет, или Государства и империи Луны, пер. с фр. – В кн.: Утопический роман ХVI-ХVII веков. – М., Художественная литература, 1971.

Библейская энциклопедия Брокгауза, составители Ринекер Ф., Майер Г., пер. с нем. В. Ивановой, А. Карельского и Д. Щедровицкого. – Кременчуг, Християтска зоря, 1999.

Библeйский слoварь, составитель Эрик Нюстрем, пер. со швед. под ред. И. Свенсона. – Торонто, Мировая христианская миссия, 1989.

Библейско-биографический словарь, составители Ф. И. Яцкевич, П. Я. Благовещенский, С-Петербург, Торговый дом Гранд, 1849 – М., ФАИР-ПРЕСС, 2000.

Большая Советская Энциклопедия, в 30-ти томах. – М., изд-во "Советская Энциклопедия", 1970-1978.

Бхагаватгита, пер с санскр. Б. Смирнова. – С.-Петербург, Кристалл, 2000.

Великовский И., Столкновение миров, пер. с англ. Н. Забабуровой. – Ростов-на-Дону, Феникс, 1996.

Великовский И., Человечество в амнезии. – В кн: Народы моря, пер. с англ. Л. Харламовой. – Ростов-на Дону, Феникс, 1997.

Видения патриарха Еноха (мистические апокрифы). – М., Вагриус, 2001.

Вечерний Нью-Йорк.

Геллей Г., Краткий библейский толкователь, пер. с англ.: по Ветхому Завету – И. Гук; по Новому Завету – В. Копань, И. Кмет, Р. Шмитс, В. и Л. Бойко, Ю. Жадан. – Торонто (Канада), Мировая христианская миссия, 1984.

Геродот, История, пер. с древнегреч. Г. Стратановского. – С.-Петербург, Амфора, 1999.

Гесиод, Теогония, пер. с древнегр. В. Вересаева. – В кн.: "Эллинские поэты". – 1963. – http://www.tisbi.ru/resources/Lib/literat/gesiod.htm

Гесиод, Труды и дни, пер. с древнегр. В. Вересаева. – Там же.

Эпос о Гильгамеше, пер. И. Дьяконова. – В кн.: Поэзия и проза Древнего Востока. – М., Художественная Литература, 1973.

Гойтейн Ш. Д., Евреи и арабы, их связи на протяжении веков. ‑‑ Иерусалим ‑‑ Москва, Гешарим ‑‑ Мосты культуры, 2001.

Голосовкер Я., Сказания о титанах. ― С.-Петербург, Кристалл, 2001.

Гомер, Илиада. ‑ В кн.: Гомер, Илиада, пер. с древнегр. Н. Гнедича; Одиссея, пер. с древнегр. В. Жуковского. ‑ С.-Петербург, Кристалл – Респекс, 1998.

Гомер, Одиссея. ‑ Там же.

Грейвс Р., Патай Р., Иудейские мифы. Книга Бытия, пер. с англ. Л. Володарской. ― М., БСГ-ПРЕСС, 2002.

Грейвс Р., Мифы древней Греции, пер. с англ. К. П. Лукьяненко. ― М., Прогресс, 1992. ― http://orel.rsl.ru/nettext/foreign/graves/index.htm

Даль В., Толковый словарь живаго великорускаго языка, в 4-х томах. – М., Русский язык, 2000.

Донелли И., Атлантида, мир до потопа, пер. с англ. А. Альбедиль. – Самара, Агни, 1998.

Дрознин М., Библейский код, пер. с англ. А. Петровой. – М., Вагриус, 2000.

Дэникен Эрих фон, Боги были астронавтами. – М., София, 2004.

Дэникен Эрих фон, Воспоминания о будущем. – В кн.: Пришельцы из космоса. – Минск, Парадокс, 2002.

Дэникен Эрих фон, День, когда явились боги, пер. с нем. С. Головой, А. Голова. ― М., Эксмо, 2003.

Дэникен Эрих фон, Знаки, обращенные в вечность, пер. с нем. С. Головой, А. Голова. ― М., Эксмо, 2004.

Дэникен Эрих фон, Золото богов. – М., Крон-пресс, 1998.

Дэникен, Именем Зевса. ― М., София, 2003.

Дэникен Эрих фон, Каменный век был иным, пер. с нем. С. Головой, А. Голова. ― М., Эксмо, 2003.

Дэникен Эрих фон, Небесные учителя, пер. с нем. Г. Сахацкого. ― М., Эксмо, 2003.

Дэникен Эрих фон, По следам всемогущих, пер. с нем. Г. Сахацкого. ― М., Эксмо, 2003.

Eврeйская энциклoпeдия, в 16-ти томах. – С.-Петербург, Изд-во Ф. А. Брокгауза, И. А. Ефрона – М., Терра, 1991.

Еврейский мир (русскоязычная нью-йоркская газета).

Емельянов В., Древний Шумер, очерки культуры. – С.-Петербург, Петербургское востоковедение, 2001.

Жаботинский В., О железной стене. – В кн.: Избранное. – Иерусалим – С.-Петербург, 1992.

Заветы двенадцати патриархов. ― В кн.: Ветхозаветные апокрифы, пер. А. Смирнова. ― С.-Петербург, Амфора, 2000.

Зогар, пер. с англ. А. Блейз. – М., София, 2003.

Иисус Христос в документах истории. – С.-Петербург, Изд-во "Алетейя", 2001.

Индуизм, джайнизм, сикхизм: словарь. – М., Республика, 1996.

Арзунян Э., 2000-й год – интервью с Богом, Нью-Йорк, Lifebelt, 1999.

Ислам, энциклопедический словарь. – М., Наука, 1991.

История древнего мира. – Минск, Харвест,  1999.

Катехизис зороастризма (сборник), пер. с англ. С. Евтушенко. – М., Сфера, 2002.

Керам  К. В., Боги, гробницы, ученые, пер с нем. А. С. Варшавского. – СПб, Амора, 2001.

Большая энциклопедия Кирилла и Мефодия (компакт-диск). – На базе "Большого энциклопедического словаря", в 2-х томах. – М., Большая российская энциклопедия, 1996.

Книга ангелов (антология), составитель Д. Дорофеев. – СПб, Амфора, 2001.

Кленгель-Брандт Э., Древний Вавилон, пер. с нем. Б. Святского. – Смоленск, Русич, 2001.

Книга Юбилеев, или Малое Бытие. – В кн.: Ветхозаветные апокрифы, пер. Е. Витковского. – М., АСТ, Харьков, Фолио, 2001.

Ко Майкл, Майя, исчезнувшая цивилизация: легенды и факты, пер. с англ. З. Насоновой. – М., Центрполиграф, 2003.

Коллинз Эндрю, Врата Атлантиды, пер. с англ. С. и А. Головых. – М., Эксмо, 2002.

Комэй Дж., Кто есть кто в Ветхом Завете с апокрифами, пер. с англ. И. Поспехина. ― М., Внешсигма, 1998.

Кондратов Александр, Атлантиды пяти океанов. ― Л., Гидрометеоиздат, 1987.

Коран, пер с араб. В. Пороховой. – Иран, International Publishing Co., 1997.

Коростовцев Михаил, Религия древнего Египта. – Петербург; Журнал "Нева", "Летний сад"; 2000.

Комсомольская правда (Москва).

Крамер С., История начинается в Шумере, пер с англ. Ф. Мендельсона. – М., 1991.

Крамер С., Шумер, пер с англ. А. Милосердовой. – М., Центрополиграф, 2002.

Кун Н., Что рассказывали греки и римляне о своих богах и героях. – М., Летопись-М, 2000.

Курьер (еженедельник, Нью-Йорк).

Лэнг Д., Армяне, народ-созидатель, пер. с англ. Е. Левиной. – М., Центрполиграф, 2005.

"Лунариум", составители Е. Парнов, Л. Самсоненко. – М., Молодая гвардия, 1975.

Малая советская энциклопедия. – М., Изд-во Большая советская энциклопедия, 1959.

Махабхарата, книга седьмая Дронапарва, или Книга о Дроне, пер. с санскр. В Кальянова. – С.Петербург, Наука, 1993.

Махабхарата, книга восьмая Карнапарва (о Карне), пер. с санскр. Я. Василькова, С. Невеловой. – М., Наука, 1990.

Миролюбов Ю., Русский языческий фольклор. Очерки быта и нравов. – М., Беловодье, 1995.

Носовский Г. В., Фоменко А. Т., Какой сейчас век? – М., Аиф-Принт, 2002.

Овидий Публий Назон, Метаморфозы, пер. с древнегр. С. Шервинского. – В кн.: Собрание сочинений, т. 2, С.-Петербург, Студия Биографика, 1994.

От берегов Босфора до берегов Евфрата, пер. С. Аверинцева. ― М., Наука, 1987.

Поляков Л., История антисемитизма. Эпоха веры, пер. с фр. – Москва – Иерусалим, 1997.

http://lib.ru/POEEAST/PLATO/dialogi.txt

Учение. Пятикнижие Моисеево, пер. И. Шифмана. – М., Республика, 1993.

Рак И., Зороастрийская мифология. – М. – С.-Петербург, Журнал "Нева" – Летний сад, 1998.

Рак, И., Легенды и мифы Древнего Египта. – С.-Петербург, Летний сад, 2001.

Рамаяна, пересказ В. Эрмана, Э. Темкина. –  М., Наука, 1965.

Ригведа, пер. с санскрита. ― М., Наука, 1989.

Саган К., Космос, пер. с англ. А. Сергеева. – С.-Петербург, Амфора, 2004.

Свифт Дж., Путешествия Гулливера, пер. с англ. А. Франковского. – М., Наука, 1991.

Ситчин З., Войны богов и людей, пер. с англ. – М., Новая планета, 2000.

Ситчин З., Лестница в небеса, пер. с англ. – М., Новая планета, 1998.

Ситчин З., Назад в будущее, пер. с англ. Ю. Гольдберга. – М., Эксмо, 2005.

Ситчин З., 12-я планета, пер. с англ. – М., Новая планета, 1998.

Ситчин З., Потерянные царства, пер. с англ. – М., Новая планета, 2001.

Словарь иностранных слов. –  М., Русский язык, 1989.

Словарь мифов, пер. с англ. Ю. Бондарева. – М., Фаир-пресс, 1999.

Стаций. – В кн.: Протопопова И., Афина-Коронида и третья птица из трагедии "Ион". –

http://kogni.narod.ru/coronis.htm

Я открою тебе сокровенное слово, пер. с аккадского. – М., Художественная литература, 1981.

Вавилонский Талмуд (Антология Аггады), пер. и коммент. У. Гершовича, А. Ковельмана, т. 1. – Иерусалим – Москва, Институт изучения иудаизма в СНГ – Израильский институт талмудических публикаций, 2001.

Литература древнего Востока: Иран, Индия, Китай (тексты). – М., Изд-во Московского университета, 1984.

История Древнего Востока (тексты и документы). – М., Высшая школа, 2002.

Телушкин Й., Еврейский мир, пер с англ. Н. Иванова и В. Владимирова. – Москва – Иерусалим, Мосты культуры – Гешарим, 2000.

Тер-Акопян А., Иисус Христос – великий путник. – М., Новый Центр, 2002.

Тoлкoвание ветхозаветных книг, пер. с англ. И. Череватой. – Ашфoрд (США, Иллинойс), Славянское миссионерское изд-во, 1992.

Тураев Б., История Древнего Востока. – Минск, Харвест, 2002.

Тураев Б., Бог Тот. – С.-Петербург, Журнал "Нева" – Летний сад, 2002.

Книга тысяча и одной ночи, в 8-ми томах, пер. с араб. М. Салье. – М., Гослитиздат, 1958-1959.

Фалес. – В кн.: Фрагменты ранних греческих философов,  часть. I. – М., Наука, 1989.
Фаркаш Г., Загадки Библии, пер. с венг. О. Громова. – М., Детская литература, 1992.

Фаст Говард, Евреи. История народа, пер. с англ. М. Беккер, Г. Лапиной. – М., Захаров, 2003.

Философский энциклопедический словарь. – М., Советская энциклопедия, 1983.

Флавий И., Иудейские древности, пер. с греч. Г. Генкеля, т. 1. – С.-Петербург, Типография А. Ландау, 1900 – М., Крон-пресс, 1994.

Фрэзер Дж., Фольклор в Ветхом Завете, пер. с англ. Д. Вольпина. – М.: Политиздат, 1990.

Законы царя Хаммурапи, составитель А. Гусаков. – С.-Петербург, изд-во Политехнического института, 1904.

Циолковский К., Космическая философия. – М., Сфера, 2001.

Шарпантье Л., Гиганты и тайна их происхождения, пер. с фр. Е. Муравьевой. – М., Крон-пресс, 1998.

Шинан А., Мир аггадической литературы, пер. с иврита С. Рузер. – Израиль, Библиотека-Алия, 1990.

Эйнштейн А., Без формул. ― М., Мысль, 2003.

Энциклопедический словарь (в 86-ти томах). – С.-Петербург, Издание Ф. А. Брокгауза, И. А. Ефрона, 1890-1907.

Льюис Джеймс Р., Оливер Ивлин Д., Энциклопедия ангелов. – Ростов-на-Дону, Феникс, 1997.

Шанский И. и др., Краткий этимологический словарь русского языка. – М., Просвещение, 1971.

НА АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ:

Agnese G., Re M., Ancient Egypt, Art Archaeology of the Land of the Phraohs. – New York, Barnes & Noble Books, 2004.

Ancient Egypt, general editor David P. Silverman. – Oxford,  Oxford University Press, 2003.

Ballard R., Eugene T., Mystery of the Ancient Seafarers. ‑ Washington, National Geografic Society, 2004.

Aude Gros de Beler, Egyptian Mythology. – Paris, Moliere, 1999.

Bowker J., World Religions. – New York, Dorling Kindersley LTD, 2003.

Budge E. A. Wallis, The Gods of the Egyptians. – New York, Dover Publications Inc., 2000.

Buxton R., The Complete World of Greek Mythology. – London, Thames & Hudson, 2004.

Encyclopedia Britannica 99 (электронная энциклопедия)

Connolly P., Dodge H., The Ancient City Life in Classical Athens & Rome. – Oxford, Oxford University Press, 1998.

Daniken E., “Gods from outer space”. – New York, Bantam Book, 1972.

Forty J., Mythology. A Visual  Encyclopedia. – New York, Barnes & Noble, 1999.

Gahlin L., The Myths and Mythology of Ancient Egypt. – London, Anness Publishing Ltd, 2003

Gods of Sun and Sacrifice. Aztec & Maya Mith. – London, Dunkan Baird Publishers, 1997

Hagen R.-M. & R., Egypt: People, Gods, Pharaohs. – Los Angeles, Taschen, 2002.

James P., Thorpe N., Ancient Mysteries. – New York, Ballantine Books, 2001.

ABBYY Lingvo 9.0 (электронный словарь).

Lightbown R., Carlo Crivelli. – New Haven & London, Yale University Press, 2004.

Lubienietski S. Historia universalis omnium Cometarum. – Lugduni Batavorum, 1681. –  В кн.: Носовский Г. В., Фоменко А. Т., Какой сейчас век? – М., Аиф-Принт, 2002.

Nes S., "The Mystical Language of Icons". – Michigan – Cambridge, William B. Eerdmans Publishing Company, 2005.

The Oxford Encyclopedia of Ancient Egypt", v. 1.  –  Oxford, University Press, 2001.

Sitchin Z., Genesis Revisited. – New York, Avon Books, 1990.

Storm R., "The Encyclopedia of  Eastern Mythology". – London, Lorenz Books, 1999.

Storm R., Mythology of India. Myths & Legends of India, Tibet and Sri Lanka. – London, Annes publishing LTD, 2003.

Wilkinson R. H., "The Complete Gods and Goddesses of Ancient Egypt". – London, Thames & Hudson, 2003.

World Mythology, general editor Roy Willis. – New York, Heary Holt and Company, 1996.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 




[1][1] Циолковский, стр. 46, 436, 89, 90.

[2][2] Циолковский, стр. 109-110.

[3][3] Циолковский, стр. 111, 119-120.

[4][4] НРС, 6 января 2003.

[5][5] В кн.: Саган, стр. 166, 425.

[6][6] Саган, стр. 226.

[7][7] Саган, стр. 29, 32, 396, 424.

[8][8] См.: КиМ, словарная статья "Уорден".

[9][9] В кн.: Ситчин, Назад, стр. 172.

[10][10] Рак, Зороастрийская мифология, стр. 86-87.

[11][11] Eврeйская энциклoпeдия, т. 4, стр. 741, 821, 822.

[12][12] Eврeйская энциклoпeдия, т. 4, стр. 825.

[13][13] Книга ангелов, стр. 50.

[14][14] Словарь иностранных слов, стр. 49.

[15][15] Тураев, Восток, стр. 119.

[16][16] Крамер, История, стр. 101.

[17][17] Ситчин, Назад, стр. 123.

[18][18] Бадж, стр. 19.

[19][19] Коростовцев, стр. 69.

[20][20] КиМ, словарная статья "Маат".

[21][21] Коростовцев, стр. 74.

[22][22] Гомер, Одиссея, песнь 7, стихи 199-206.

[23][23] КиМ, словарная статья "Гекатомба".

[24][24] Гейвс, Мифы древней Греции, стр. 166.

[25][25] В кн.: Донелли, стр. 251.

[26][26] Гомер, Илиада, песнь 5, стихи 334-339, 375-380.

[27][27] В кн.: Бадж, стр. 167.

[28][28] Плутарх, Легенда об Исиде и Осирисе. – в кн.: Бадж, стр. 168-169.

[29][29] Мифы исчезнувших цивилизаций, стр. 455.

[30][30] НРС, 22 октября 2004.

[31][31] Голосовкер, стр. 77-78.

[32][32] Гесиод, Теогония.

[33][33] КиМ, словарная статья "Афина".

[34][34] Кун, стр. 335.

[35][35] Словарь мифов, стр. 39.

[36][36] Кун, стр. 400.

[37][37] Голосовкер, стр. 80.

[38][38] Грейвс, Мифы древней Греции, стр. 241-242.

[39][39] Кун, стр. 287.

[40][40] Гомер, Илиада, песнь 18, стихи 416-420.

[41][41] Грейвс, Мифы древней Греции, стр. 410.

[42][42] Махабхарата, Дронапарва, стр. 317.

[43][43] Афанасьев, т. 1, 359, 360.

[44][44] Афанасьев, т. 1, стр. 159, 159-160, 160, 165.

[45][45] Тысяча и одна ночь, т. 1, стр. 138.

[46][46] Тысяча и одна ночь, т. 2, стр. 67.

[47][47] Тысяча и одна ночь, т. 5 стр. 362.

[48][48] Тысяча и одна ночь, т. 6, стр. 192-193.

[49][49] Тысяча и одна ночь, т. 7, стр. 50, 51-52.

[50][50] Грейвс, Мифы древней Греции, стр. 87, 385.

[51][51] Гомер, Одиссея, песнь 7, стихи 91-94.

[52][52] Грейвс, Мифы древней Греции, стр. 293, 296.

[53][53] Грейвс, Мифы древней Греции, стр. 446.

[54][54] Кун, стр. 283.

[55][55] Грейвс, Мифы древней Греции, стр. 373.

[56][56] Кун, стр. 281-282.

[57][57] КиМ ("Энциклопедический словарь" Брокгауза-Ефрона), словарная статья "Аргонавты".

[58][58] Грейвс, Мифы древней Греции, стр. 257.

[59][59] Тысяча и одна ночь, т. 6, стр. 193.

[60][60] Ригведа, стр. 10, 100.

[61][61] Именной указатель. – В кн.: Махабхарата, Дронапарва, стр. 620.

[62][62] Словарь имен. – В кн.: Махабхарата, Карнапарва, стр. 278.

[63][63] Именной указатель. – В кн.: Махабхарата, Дронапарва, стр. 609.

[64][64] КиМ, словарная статья "Ангирас".

[65][65] КиМ, словарная статья "Брихаспати".

[66][66] Словарь имен. – В кн.: Махабхарата, Карнапарва, стр. 281.

[67][67] КиМ, словарная статья "Дйрьодхана".

[68][68] Махабхарата, Дронапарва, стр. 165-166.

[69][69] КиМ, словарная статья "Мантры".

[70][70] Махабхарата, Дронапарва, стр. 185.

[71][71] Махабхарата, Дронапарва, стр. 296-297.